Самостоятельные путешествия
 

 

Добро пожаловать на туристический форум проекта UP2YOU.ru! Поиск | Активные темы | Участники | Вход | Регистрация

ЮАР, Лесото , Свазиленд (А&Т Симо) Options
Лимонадный Джо
От: Thursday, January 08, 2009 2:50:50 PM

Ранг: Админ
Группа: Administration , Member, Модератор

Регистрация: 11/28/2008
Сообщений: 1,199
[Points]: 797
Были в Лесото, ЮАР и Свазиленде.
Купались в Оранжевой реке, а вот в Лимпопо не удалось. Катались на лошадях по Драконовым горам, сплавились через 3 метровый водопад, по речке с крокодилами. Ходили на яхте.
Я спрыгнул с самой высокой тарзанки в мире - 216 м.
Видели множество зверей, видели как львица съела зебру, даже черного носорога видели с расстояния всего один метр.
Проехали 11500 км на машине.


Африка 2005. ЮАР, Лесото, Свазиленд. (Авторы: А. и Т. Симо)

Глава 1. Дорога в лето.


Конечно, в соответствии с географической наукой Египет тоже Африка, но все же настоящая Африка начинается там, где величайшая в мире пустыня переходит в саванны и тропический лес, где в реках лежат бегемоты, а по берегам ходят слоны, львы, жирафы, носороги, зебры ... Весь список просто места не хватит огласить. После стихов Чуковского про Айболита, после "Копий царя Соломона" любой нормальный ребенок должен просто мечтать об этой удивительной стране на берегах великих рек. Цель искупаться в Конго, или чем-то подобном, просто заложена школьной программой. Помните про "упрямого Фому"? Ну, разве после этого стиха, после сидения за партой в серой отглаженной форме с правильно сложенными на столе руками и правописания еще остаются сомнения, что настоящая жизнь есть? Она там, и цель жизни - туда пробраться, проползти под колючей проволокой, сбежать из-под присмотра классных воспитуль и недремлющего ока партии и правительства. Сколько детей ловили в аэропортах, куда они приезжали со своей мечтой: найти самолет в Африку и незаметно в него пробраться. Да я сам первый раз в жизни попал в КПЗ, смотря на людей, садящихся в самолет и улетавших в далекие края.
А песня про оранжевое небо, оранжевых детей и оранжевого верблюда...
А тут еще Оранжевая Революция на Украине случилась. Весь декабрь прошел в предвкушении победы народа над постылым совком.
Все, пора ехать. Обидно прожить, так и не побывав на юге Африки, не искупавшись в Лимпопо и Оранжевой, не полазив по Драконовым горам, не прыгнув с самой высокой в мире тарзанки и не увидев всего этого зверья.
Да и политическая ситуация в ЮАР вызывает опасение. Пока все мирно, надо ехать. А то вдруг начнется войнушка лет на 20, как в Конго.
Для людей с российским паспортом попасть в ЮАР очень трудно. Визу для свободной поездки получить практически невозможно. Гражданство ЮАР и то проще раздобыть. За $ 10 000 его можно сделать. А визу дают только по приглашению, причем человеку, гражданину ЮАР, который захочет вас позвать, придется основательно походить по местным инстанциям, где ему придется выслушать рассказы, что все русские - воры и убийцы, и что он останется без денег и дома, если мы к нему приедем. В результате попытки получить приглашения затянулись, а время подпирало.
Просто так визу, под билеты и бронь отеля, не дают. Нужно приглашение от аккредитованной ЮАРовской турфирмы. Оно регистрируется в ЮАР, получает номер. Название турфирмы и номер приглашения вписываются в паспорт. Как понятно, турфирма, получившая на это права, дешево не продается. К решению проблемы я подошел основательно. Обзвонил полсотни московских контор. Большинство просто не понимало проблемы. Вот вам путевки, на такие-то числа. А что будет, если мы путевку купим и сбежим кататься по стране самостоятельно? В ответ ужас в глазах и подозрения, что мы едем нелегально работать, эмигрировать и воровать алмазы.
По результатам тендера во второй тур прошли 4 конторы. В "ТриС" девушка Дарья m2_tris@list.ru сдалась после того, как я предложил $1000. Вот только ее квалификация вызывала основательные сомнения. Гонору хоть отбавляй. Мол, я в ЮАР знаю все. Там нет пустынь, нет водопадов, вы все перепутали, водопад в Замбии, а гора одна и в Кейптауне. Вы ничего не знаете про страну, вы ничего не понимаете в жизни вообще и туризме в частности, вам нельзя отходить от экскурсовода на 20 метров, там много страшных негров. Вы вообще там пропадете, но за $1000 я согласна изобразить все в лучшем виде. Тысячу я, конечно, мог наскрести, но уверенности, что Дарья - адекватный человек, не было, и я решил с ней не связываться. С такой поведешься, а потом паспорт со штампом отказа от выдачи визы придется терять.
Еще один мужик, прочитавший наши рассказы, даже захотел поехать вместе с нами. Обещал бесплатно помочь и договориться с африканцами. Все вроде срасталось, но вот только ответа из ЮАР все не было. Под конец на очередной звонок мне ответили, что такой больше у них не работает.
Времени оставалось мало, но сдаваться я не люблю. Остались две конторы, которые были готовы продать нам индивидуальный тур с предоплатой отелей и потом отпустить нас на свободу. В ООО "ГрандТурВояж" потребовали по мере продвижения по стране посетить зарезервированные отели и отметиться в них. А еще оплатить хоть одну экскурсию.
В конторе "Перемена" www.zambezi.ru не требовали ничего, кроме 100% оплаты жилья. Это было меньшим злом, и мы согласились. По поводу виз я там общался с Ириной (ivanova@peremena.ru). Почему мы хотим ехать самостоятельно, она тоже не очень понимала, но опыт работы подсказывал, что клиент всегда прав.
Кроме ЮАР мы еще хотели в Лесото и Свазиленд. В "Перемене" нам обещали помощь и в этом. На Лесото мы согласились, а Свазиленд решили получить самостоятельно, и были правы. На месте это пустая формальность. 4 часа и визы в паспорте.
К сожалению, то жилье, которое резервируют турфирмы, очень дорогое. Не меньше сотни за дабл в день. Реально отличный номер в красивом месте стоит не дороже $40. Но по турфирмовским ценам за 30 дней получилось больше $3000 на двоих. Увы, время кончалось, и выбора не было. В конце концов, за билет же мы готовы отдать такую сумму. Более того, и у других желающих попасть в ЮАР и свободно покататься по стране ничего путного не получилось. Даже великий автостопщик Кротов с сотоварищами так и не смог раздобыть визу во время своего кругосветного путешествия.
Можно, конечно, обидеться на эту страну. Сотрясать воздух возгласами "доколе!". Только виза от этого не появится, да и "чья бы корова мычала"? Россия тоже сопровождает приезд иностранцев кучей поборов и унижений. Вот и получили адекватный ответ. Так что надо начинать с себя и сделать безвизовый въезд в Россию для всех.
$3000, конечно, жалко. Я себя успокаивал только тем, что несколько отелей, возможно, и удастся использовать. Тем более, что мы заказали места в бунгало национальных парков, а они нам действительно пригодятся. Бунгало обошлись дешевле, примерно по $50, так что мой совет: если вы будете получать южноафриканскую визу - резервируйте ночевки в национальных парках. Это дешевле, более того, уплаченные вами деньги попадут в хорошие руки, а не в расфуфыренный столичный отель.
Собственно услуга получения визы обошлась нам в $170. Процесс занял 5 дней. Это считается ускоренный вариант.
Вопреки уверениям турфирм, визу в ЮАР дают не день в день, а со дня фактического получения в посольстве, до дня запрошенного отлета, плюс несколько дней про запас, так, что вполне можно получать визу пораньше, оплатив всего несколько дней отеля, а фактически вылететь немедленно после получения паспорта и еще немного задержаться. Более того, визу можно продлить на месте, говорят без особых проблем. Мы, правда, этого не пробовали.
Напоследок пришел в голову в дальнейшем успешно опробованный метод получения сложных виз. А именно - обращаться за помощью к тем, кто организует иммиграцию и работу в ЮАР. У них налаженный механизм приглашений, и за сотню-другую они готовы Вас вызвать в страну. А то, что вы после этого не воспользуетесь остальными их услугами, мало кого интересует. Что называется, ищи ветра в поле. Но это уже на будущее.
Билеты купили в Air France за $1381. Можно было и на Lufthansa, но на нужный день был только лист ожидания, а время подходило к концу, и хотелось определенности.
Вся эта предполетная суета, а еще кончается год. Куча дел, на улице темно. Никакой жизни, но вот настал день. Мы запихали на скорую руку вещи в рюкзаки, и, заехав по пути на один мой объект, оказались в аэропорту. Психологически отпуск начинается с прохода пограничного контроля. Штамп в паспорте, и теперь все в порядке. Мы вырвались из цепких лапок государства. Так и вспоминается кадр Штирлица и радистки Кэт на швейцарской границе. До последней секунды кажется, что вот выяснится, что ты в каком-то черном списке, в розыске, признан не выездным... Никакие доводы разума не могут этому противостоять. Но вот мы на нейтральной территории. Можно расслабиться. Теперь все, что происходит в России - не наша проблема. По традиции мы с Таней идем пить кофе с бутербродом. Отпуск начался.
До Парижа летит аэробус, дальше до Йоханнесбурга Boeing 747. Почти до конца полет проходил в полной темноте. Из окошка удалось увидеть только сверкающий новогодними огнями Париж с Эйфелевой башней. Солнце взошло над Ботсваной. Внизу бескрайняя полупустыня с высохшими соляными озерами. По мере приближения к Йоханнесбургу становится больше дорог и жилья. Аэропорт достаточно далеко от города - новый, современный и безопасный. Помня трудности при получении визы, я от пограничного контроля не ждал ничего хорошего, но все было быстро. Никаких вопросов, штамп в паспорт поставили, почти не глядя. Таможни тоже, можно считать, нет.

В аэропорту нас встречал представитель фирмы, по приглашению которой мы получили визы. От него нам нужна была виза Лесото. Россия имеет дипломатические отношения с этой крошечной страной уже много лет, но посол есть только почетный. Это значит, что как на банкетах водку пить, то посол есть, а вот как визы давать, так, мол, мы этому не обучены. Говорят, что в последнее время такие почетные посольские должности в почете, и их можно купить за деньги. Вот представьте: хочу я ввезти в страну 600-й Мерседес. Одних налогов на него столько надо заплатить, что дешевле купить себе должность почетного посла, и для нужд своего посольства ввезти упомянутый мерсюк уже бесплатно. А еще для жены, детей и тещи. Ну там, назначить их первым, вторым советником и военным атташе соответственно. Экономия такая, что небольшая африканская страна может месяц жить.
Про посла Лесото я такого не скажу, но визы он не дает. Посольства есть в ЮАР, нескольких европейских странах. Еще можно обратиться в любое консульство Великобритании, но процесс может занять больше месяца. Зато посольство в Претории делает это за несколько часов, и ничего, кроме фотографии с заполненной анкетой, не требуется. Зная это, мы все же обратились к услугам посредников, так как хотели получить визы 29 декабря, в разгар рождественских каникул. Новый год мы планировали провести уже в Лесото, посему любая заминка с консульством могла сорвать наши планы. Отдав паспорта, добыли денег в банкомате. Денежная единица ЮАР - ранд (Rand). $1 во время нашей поездки был равен 7.7 рандам. Денежная система в стране стабильна. Ранд - фактически региональная валюта южной Африки. Инфляция минимальна. Банкоматы можно найти в любом городке. За раз дают по 2000 рандов. В перечне языков банкомата есть и английский, после кучи африканских: зулу, сото, свати, тсвана, тсонга и, конечно, главного языка страны африкаанс - некой смеси немецкого и голландского. Наличную валюту можно обменять, но не так просто. Большие потери, очередь, паспорта требуют.
Йоханнесбург - город опасный. Многомиллионное черное население, съехавшееся в ожидании огромных денег от работы на золотых рудниках, в большей своей части в результате оказалось в бедности. Уровень преступности превышает все разумные размеры. Если в большинстве городов мира у вас есть шанс при собственной неосмотрительности быть обворованным, то в центре Йоханнесбурга результат гарантирован непременно. После ухода белого правительства вход белым в центр города фактически запрещен. Для них есть другие кварталы. Например, Sandown, в котором у нас зарезервирована гостиница. За все уже заплачено, и грех ей не воспользоваться. Конечно, из аэропорта ходит автобус. В тот самый центр, куда соваться не стоит, посему для белых людей остается только такси. Цена до города 260 рандов. Торговаться почти бесполезно. Не удивляйтесь и не бойтесь - все таксисты черные. Но это такие черные, которые хорошие. В ЮАР с приходом к власти Манделы, конечно, много чего изменилось, но в целом расовая сегрегация как была, так и осталась. Главное отличие - это отсутствие табличек "Only for white". Миллионы черных живут в своих страшных поселках типа Соуэтто в ужасной нищете и грязи. Белым туда соваться не советуют. По-прежнему есть белые богатые кварталы. В них, правда, появляется все больше и больше черных, богатых черных. Этим черным можно доверять. Таксисты из этих. Единственное, что надо проверить, это аккредитацию таксиста при аэропорте. Он, собственно, сам покажет свой пропуск и посадит вас в машину, стоящую на специальной площадке для таких таксистов. Как понятно, о цене они все уже договорились, и скидок не будет. А вот если сесть в непонятную машину, то дальнейшая ваша судьба непредсказуема, хотя, скорее всего, все и в этом случае будет хорошо.
Кроме такси, еще можно взять машину напрокат. Это очень распространено, и может оказаться, что день проката стоит дешевле, чем такси в оба конца. Единственное, что необходимо в этом случае, так это убедиться, что в отеле есть автостоянка. Машину в Йоханнесбурге, конечно, можно оставить на улице на ночь, вот только забрать ее утром, скорее всего, не удастся. Еще полезно помнить, что движение в ЮАР левостороннее, а в больших городах интенсивное, и это не то место, где стоит в первый раз в жизни выезжать по левосторонним правилам.
Нам назавтра улетать в Лесото, и мы ограничились такси.
Вот мы уже лежим на диване в своем номере. Всюду инструкции: все прятать в сейф, на улице не гулять, замки закрывать. Даже как-то не по себе стало. Это куда же мы приехали? Одно радует, что завтра улетим в Лесото, а там все спокойней, да и на остальной территории ЮАР бандитов в разы меньше.
Осмотревшись, решились пешком прогуляться в торговый центр. Пешком здесь гуляют только черные. Тротуары пустые. Вокруг высоченные заборы дорогих усадеб с колючей проволокой под током. Всюду автоматические шлагбаумы, видеокамеры, таблички: "Дом под вооруженной охраной. Стреляем без предупреждения". Это не пустые слова. Оружие здесь продается свободно. Хозяина всегда оправдают, если он убьет перелезшего через забор. Конечно, и здесь попадаются борцы со свободным распространением оружия, но их успехи более чем скромные. Пока удалось законодательно обязать владельцев оружия носить его в кобуре, а не в руке взведенное. Да, пожалуй, я бы не хотел так жить. Прямо планета Пир какая-то.
До торгового центра добрались без приключений. Sandton City - это огромный комплекс площадью в несколько гектар высотой до 15 этажей. Вот тут белых навалом. Гуляют спокойно, едят в кафешках. Все как в самом лучшем супермаркете Европы. Мы накупили нужные нам карты, пообедали. В телефон вставили симку местной сотовой сети Vodacom. (http://www.vodacom.co.za) В ЮАР целых 3 оператора сотовой связи. Лучше качество в MTN (http://www.mtn.co.za/), но мы этого еще не знали, взяли Vodacom. Качество связи с Россией у него было просто отвратительным, но SMS шли без проблем. Цена SMS 15 центов, в MTN 30 центов.
Назад возвращались уже почти в темноте, но было уже не так страшно. Мы уже успели обжиться в этой стране. На ресепшене нас ждали паспорта с визами Лесото. Ура - теперь мы сами себе хозяева, и никакой экскурсовод нам не грозит.
После ночи в самолете ужасно хочется спать.
Проснулся я утром от пения птиц и яркого летнего солнца. Снилось что-то серое и бякостное. От столь сказочного пробуждения я даже успел крикнуть: "Танька, где это я?" Только сейчас я понял, что вокруг та сказочная Африка, про которую я столько мечтал.
В отеле положен завтрак - шведский стол. Ничего - вполне можно наесться.
Дальше опять на такси в аэропорт.
Лимонадный Джо
От: Thursday, January 08, 2009 2:51:37 PM

Ранг: Админ
Группа: Administration , Member, Модератор

Регистрация: 11/28/2008
Сообщений: 1,199
[Points]: 797
Глава 2. Лесото. Лошадиное королевство.

Билеты в столицу Лесото Масеру купили прямо в аэропорту Йоханнесбурга. Можно это было сделать еще в России, но никакой определенности насчет виз не было до последнего момента. В случае неудачи мы бы полетели до Блюмфонтейна, взяли машину и поехали бы свои ходом. Как впоследствии выяснилось, так и надо был делать. Но билеты были, и мы полетели рейсом Южноафриканских Авиалиний. В полете - 1 час, расстояние 400 км. Маленький винтовой самолетик на 30 человек AirJet 30. Такой низкий, что даже Таньке не встать в проходе во весь рост.
Нам надо перелететь Драконовы горы, а над ними в это время года постоянно идет гроза. Лесото - такое место, где грозы одни из самых мощных в мире. Более того, они представляют реальную угрозу населению. Каждый сотый сельский житель страны гибнет от молнии. День нашего полета не был исключением. Маленькому самолетику пришлось продираться среди молний и грозовых туч, прежде чем он не зашел на единственную взлетную полосу единственного в стране аэропорта. Похоже, просто больше в королевстве не найти подходящего ровного места.
В самолете мы единственные белые, все остальные - местное население и китайские торговцы. Тоже, считай, местные, только нелегальные. На паспортном контроле их долго ругали, что они просрочили все визы, что с них положен штраф. Денег они не дали, но в страну их пустили. По слухам, визу можно получить по прилету, но пограничница нас заверила, что это не так.
30 пассажиров в аэропорту встретили всего 5 человек персонала: пограничник, таможенник, мужик - хранитель ключа от входной двери в здание аэропорта и два представителя конкурирующих компаний по ренте машин.
Это всемирный Avis и еще одна местная контора. Джип был только у Ависа. Цены убойные, а главное - нет тарифов с неограниченным километражем. В результате лишний километр стоит 5.5 рандов. В 500 рандов за день включены только 100 км. В ЮАР все много дешевле, более того, в Лесото можно без проблем въехать на рентованной машине.
Нам пришлось брать джип в Ависе. Готов он будет только завтра, ну а сегодня нам надо самостоятельно добраться до маленького поселка Малеалеа (Malealea), где заранее зарезервировано бунгало, в котором мы собираемся встретить Новый Год.
Менеджер Ависа обещал подвезти до города и попросил подождать. Из аэропорта нас выпроводил мужик с ключами. Он уже давно нетерпеливо дожидался, когда, наконец, кончится торг с рентовщиками. Вот теперь мы сидим на рюкзаках перед закрытой дверью. Все разъехались, и мы остались одни. Теперь можно оглядеться по сторонам. Вокруг горные луга. Теплый ветер качает одинокие деревья. Вдали виднеются горные вершины. Снег на них бывает только посреди зимы, так что с горнолыжными курортами тут плохо. Над нами идеально голубое горное небо, заходящее солнце освещает весь мир своими красными лучами. Где-то в горах продолжается гроза. Нам понравилось. Не зря прилетели в эту страну.
Лесото не такая уж и маленькая. По площади примерно как Бельгия. Гордость Лесото - это отсутствие расовой сегрегации и проблем с белым населением. Это действительно так. Для полноты картины только стоит добавить, что и белых в стране нет. Я думаю, человек 100, конечно, есть. Надо же приглашать специалистов всяких там. Ну, еще наверно человек 100 туристов постоянно болтаются туда - сюда, а остальные все черные. Большинство граждан страны по национальности Басото. Язык у них называется южный сото. Английский - второй государственный и многие знают его хорошо. В школе его учат основательно. В любой старшей школе преподавание только на английском. В отличие от ЮАР, Лесото входит в Британское Содружество, но глава государства - местный король, а вовсе не английская королева. Монархия конституционная, и король не имеет реальных полномочий. Герб государства совпадает с королевским, и основу его составляет большой нильский крокодил. В этих горах они не водятся в принципе, и никогда водиться не могли. Конечно, народ путешествовал и приносил с собой легенды о страшном свирепом чудовище. Хотя, чего удивляться. На Шведском гербе есть лев.
Со всех сторон Лесото окружена ЮАР. В мире нет больше ни одной такой страны, если конечно не считать европейских карликов, которые на реальные страны не тянут. Получилось это так потому, что в начальный этап колонизации белые поселенцы сюда не прошли. Это даже не потому, что местные басото пипл их всех перебили и съели на ужин, а просто потому, что в такие горы в здравом уме никакому фермеру незачем было переться. Вдобавок, почему-то было принято считать, что золота и алмазов здесь нет и быть не может, поэтому и старатели обошли этот забытый богом кусок. Хотя война все же была. Королевство Басото воевало в 19 веке с бурами. Под эту войну пришлось договориться с Британской империей и войти в ее состав.
Времена были уже гуманные, да и толку от этих земель не было никакого, посему британцы не спешили наводить свои порядки. Лесото числилась в Южноафриканском союзе, который в свою очередь был британской колонией. Потом Лесото получила независимость. Как самостоятельная страна. Вот тут стране повезло - выяснилось, что алмазы все-таки есть, и ничуть не меньше, чем в ЮАР. Недавно в Лесото на руднике Летсенг (Letseng Diamond Mine) нашли алмаз 215 карат.
Это очень кстати. Страна бедная, и проблем тут хоть отбавляй. Дорог нормальных нет, но это еще ерунда. Расчеты показывают, что если крестьяне будут обрабатывать землю сегодняшними методами и темпами, то к 2040 году вся сельскохозяйственная земля будет уничтожена эрозией. Но и это не главное. Самое страшное - это СПИД. 40% жителей страны им заражены, а если брать активный детородный возраст, то это уже 60%. Если все будет так продолжаться, то много раньше 2040 года население страны уменьшится до нуля. А еще в стране много лет подряд голод из-за неурожая. Люди реально умирают с голоду, и спасает их только большая материальная помощь развитых стран. На сегодняшний день в стране проживает 2 150 000 человек.
Казалось бы, с грузом таких проблем жить невозможно. Любая европейская страна, узнай про себя такое, немедленно удавилась бы с тоски, но тут народ веселый. Веселятся, пьянствуют, пляшут, песни поют. Во всяком случае, я не заметил тоски на лицах.
Сидя на рюкзаках у входа в аэропорт, мы уже было совсем отчаялись ждать мужика, обещавшего нас подвезти, и прикидывали, сколько часов нам идти пешком, как он, наконец, объявился, и привез нас в центр столицы Масеру. До Малеалеа идет маршрутка, но уже поздно. Никто толком не знает - будет она сегодня или нет. Идет она от местного, главного в стране рынка. Стоять и ждать ее тут, видимо бесперспективно, более того - опасно. Конечно, жители Лесото утверждают, что преступности в Лесото нет. Это после сравнения с ЮАР, а так карманники есть, и еще как успешно чистят карманы бестолковых белых путешественников. В итоге начали искать такси. До Малеалеа 83 км. Далеко не каждый согласится ехать в такую даль. Нам бы переночевать в городе, но жалко. Хижина в Малеалеа оплачена. Ух, как я не люблю этих всяких резервирований. Руки - ноги ими связаны.
С десятой попытки мы нашли лихую девушку-таксистку. Она первый раз в жизни слышит такое название - Малеалеа, но готова ехать - только деньги плати. Просит 250 рандов. Вроде не дорого. Мы соглашаемся.
Дорога оказалась долгой. Асфальт только в начале пути. Гроза разыгралась не на шутку. Молнии попадают в соседние пригорки одна за другой. Ливень залил все ухабы на дороге, превратив ее местами в горный поток. Видимость отвратительная. Такую погоду принято показывать в кино в фильмах про вампиров. Подвеска машины низкая и скребет об каждый ухаб, но девица стойкая - едет и едет. Хорошо, у нас карта хорошая и спутниковый навигатор. Мы ей дорогу указываем, и ничего вроде получается. Дорожные указатели в Лесото весьма сносные, только их в такой ливень еще увидеть надо суметь. Хорошо, что на местных картах принято указывать географические координаты перекрестков. Видимо, GPS навигаторы тут распространены, и в любой дождь можно быть стопроцентно уверенным, что перекресток не проехал.
Уже в полной темноте добрались до Малеалеа (Malealea 29o49.692'S 27o35.999'E). Это бывшее поместье, основанное в 1905 году, ныне превращенное в кемпинг для западных туристов. Все сделано отлично. Нам досталась круглая постройка, которая здесь называется (Basotho Rondavels). Их там несколько, но нам досталась именно та, что изображена на всех рекламмах. Собственно, я ее нашел в Интернете www.malealea.co.ls еще задолго до поездки. Она по форме повторяет местное национальное жилище басото. Каменные стены, соломенная крыша. Душ на газовом водогрее. Электричество с 18 до 22 от дизель-генератора. Жить можно. Воду только призывают экономить. Мыться только когда надо. Это интересно. Если человеку не надо, он и так не пойдет. Еще интереснее призыв ходить в туалет только когда очень надо, а сливать реже. Я тут вспомнил, как один класс школьников обязали сдать анализ мочи всем классом, так они взяли ведро, и всем классом его заполнили. Этой экономией мы, мол, сбережем страну от эрозии почвы.
Нас встретила хозяйка Диана (Diana Jones). Милая тетка, отличный фотограф. Ее имя красуется под почти всеми фотографиями Лесото, как в интернете, так и в книжке LONELY PLANET. Время ужина уже кончилось, но она накормила нас очень вкусными и сытными остатками. Со своим мужем она сделала этот кемпинг своими руками. На стенах висит куча фотографий, парк старого поместья ухожен, бегает семья павлинов. Снаружи все домики разрисованы картинками. Чувствуется, что люди вложили свою душу, и это дело их жизни.

Сотовая связь в Лесото представлена двумя компаниями Vodaсome (http://www.vodacom.co.ls) и MTN. Цены приблизительно одинаковые. SMS в российские сети не проходят. Несмотря на то, что оба оператора фактически являются филиалами южноафриканских, роуминга нет ни с кем. За границу звонить можно. Покрытие оставляет желать лучшего. Отослать SMSки можно только поймав на какой-нибудь горе сеть из ЮАР. В центре Масеру это сделать не удается. Надо ехать к пограничному мосту. Если надо позвонить из России, то к шестизначному местному номеру надо добавить код страны 266.
Утром проснулись рано, от громкого и продолжительного пения птички павлин. Да, надо в следующий раз, увидев на рекламе кемпинга эту курицу, не покупаться на пушистый хвост, а вспомнить про голос и выбирать другое место.
Дождя как не бывало. Над нами бескрайнее голубое небо, кончающееся горными вершинами.
Приходится возвращаться в столицу за джипом. С маршруткой повезло, правда, пришлось пересаживаться на другую в Motsekuoa. Так получается лучше, в том числе, если ехать в обратную сторону. Из Масеру по дороге А2 на юг страны маршрутки идут одна за другой. Цены проезда зависит от вида автобуса и обычно составляет от 5 до 15 рандов.
Столица Лесото Масеру не очень интересный город. Несколько старинных церквушек, главная улица с магазинами и правительственными учреждениями - вот, собственно, и все достопримечательности. По правилам фотографировать правительственные здания и особенно министерство обороны запрещено. Тут с армией все серьезно. Даже есть "Королевский центр военных исследований". Видать, Лесото собирается воевать. Наверное, с ЮАР, а то еще с кем?
На главной улице есть несколько банкоматов. Выдают смесь местной валюты и рандов. В Лесото есть своя денежная единица малоти (maloti), состоящая из 100 лисенте (lisente), курс которой раз и навсегда приравнен к ранду. Но для местного населения не всегда эти валюты равны. Завидев в кошельке обе валюты, как ни странно, просят местную. Деньги красивые. В ЮАР они не принимаются, более того, их нигде не обменять, поэтому малоти стоит потратить до выезда из страны.
Кредитки принимают в больших магазинах, но народ ими пользуется редко. Я один раз попытался, так кассу заклинило, и мы еще долго ждали, когда они, наконец, придумают, что сделать в такой ситуации. В распечатке банка, как правило, страной совершения сделки числится ЮАР и валюта - ранды.
Почта в стране работает плохо. Почтамт есть, но даже на нем нам не удалось купить открытку с маркой и отправить ее в Россию. Только в Малеалеа специально для туристов есть почтовый ящик и марки.
Ассортимент в магазинах невелик. Кемпинг-газа нет, обуви и одежды больших размеров тоже.
Место поесть 31 декабря оказалось найти непросто. Все кафе закрылись, и только KFС накормил нас положенной курицей.
Для туристов есть несколько ресторанов, но все они оказались закрыты, как и главный национальный музей страны. Его крыша сделана из соломы, в форме национальной шляпы с ручкой.
Как положено в любой нормальной стране, на самом красивом месте города установлена главная елка Лесото.
Офис Avis находится на вершине горы в самой дорогой интуристовской гостинице Lesotho Sun (т.22320087). Прогулялись до него пешком. Офис тоже закрыт. Попытки позвонить на трубку начальнику оказались безрезультатны. Даже на вершине горы наши трубки не ловят ЮАР. Пришлось Таню оставить сторожить закрытую дверь, а самому идти вниз за карточкой местной сети.
Когда я вернулся, офис был открыт, а Таня уже оформила все бумаги. Теперь у нас есть машина - Nissan Hard Body - праворульный аналог Patrol.
Сделав рейс по городским магазинам, выехали встречать Новый Год в Малеалеа. Вечер выдался безоблачный, с красивым африканским закатом. Приехали уже в темноте.
Множество интуристовской молодежи шумно готовилось к встрече нового года в местной столовой. Играли в какие-то игры, типа "Что? - Где? - Когда?", громко смеялись. Мы очень не любим шумные компании и тихонько пробрались и спрятались в своем домике. Нас пытались приглашать, но мы от этого еще сильнее испугались и тихонько проводили 2004 и встретили 2005 год.
Сотовой связи в Малеалеа нет, даже местной, поэтому слать SMS и звонить не получилось.
В час ночи вырубили генератор, и праздник закончился по причине наступления абсолютной темноты. Было новолуние. Электричества вокруг нет на десятки километров. Вокруг горы, мы на высоте 1800 метров. Небо идеально чистоте. Такого звездного неба я еще никогда не видел. В южном звездном полушарии находится центр галактики, поэтому и млечный путь ярче и шире, да и звезд в два раза больше. Еще Магеллановы облака в придачу, Южный Крест всходит из-за далеких гор. А их вершины освещаются вспышками зарниц. Зрелище потрясающее. Я часами день за днем сидел по ночам на скамеечке и смотрел. Танька спала, а я сидел и смотрел, пытаясь запомнить на всю оставшуюся жизнь это самое красивое звездное небо в моей жизни.
В первый день года мы поехали в большую прогулку по стране. Сначала по небольшой дороге к северу от Малеалеа. Дорожка узкая и горная. Одно удовольствие по ней ехать. Написано, что в дождь она непроходима, так как по грязи любая машина сползет в пропасть. Наверно, так оно и есть.
В месте, отмеченном в плане для остановки и просмотра панорамы, нас встретили местные дети - пастухи коз, которые кинулись под ноги петь песни и танцевать. Все оборванные, гитара сделана из консервной банки, но получается у них здорово. Работают со стопроцентной отдачей. 10 рандов их устроило.
Еще на дороге принято смотреть водопад Botsoela waterfall. Там нас тоже ждали. Один сторожил джип за 5 рандов, а другой повел нас по 100 метровой тропе к водопаду. Жалкая струйка падала с 20 метровой высоты. Говорят, что год очень засушливый, а так водопад крут, но верится с трудом.
Южнее Малеалеа есть множество дорог, проходимых только для джипа. Одна из них ведет на вершину горы. В плане помечено - особо тяжелая дорога. Попробовали. Действительно особо. Вроде сухо, и джип что надо - на полном приводе, а все равно уклон такой, что камни летят вниз из-под колес, и машину ведет. Таня была в полной уверенности, что мы свалимся в пропасть, и жалобно стонала. Страшно, только развернуться негде. Остается ехать выше и выше. На вершину мы заехали, но второй раз я бы, пожалуй, туда не стал забираться.
Насладившись скалолазаньем на джипе, решили дальше кататься по нормальным дорогам. Они тоже, конечно, не просты - быстро не поедешь. Несколько часов ушло на преодоление горного перевала до города Mohale's Hoek. Зато на вершине заработали телефоны, и, наконец, были разосланы поздравительные SMSки.
Немного не доезжая самого южного города страны Quthing, дорога пересекает Оранжевую реку. Свое начало она берет в горах Лесото, но называется здесь Senqu. Это местное название, но и слово Оранжевая здесь тоже встречается, особенно в названиях отелей и кафе. Вот она, заветная река из детских сказок. Небо, конечно, не оранжевое, как, впрочем, и дети и мамы. Верблюды в этих горах отродясь не водились, разве что бродячий цирк проезжал, да и названа она в честь герцога Оранского, а вовсе не по цвету апельсина. Да, конечно, сказка - ложь, но все равно приятно, тем более что тут на камне есть следы динозавра. Ходил он давненько - миллионов сто лет назад. Более того, как выяснились, он был чуть больше курицы, если судить по размеру лапы. Ну да ладно. Размер не главное. Зато он наверно добрый был и никого не кусал.
В Лесото Новый Год тоже праздник. Население готовилось праздновать с утра. Все люди в деревнях красиво одеты, все магазины и кафе закрыты. Нам пришлось ограничиться ужином в виде сарделек с молоком, единственного, что удалось купить на единственной открытой автозаправке. Бензина без свинца на ней, кстати, тоже не было. Как нам сказали, его вообще за пределами столицы не найти. Это печально. Завтра придется специально переться за ним в Масеру. Первый бак уже подходит к концу. Цена бензина в Лесото 4.44 малоти за литр или $0.51
В Малеалеа мы возвращались уже в темноте по той же горной дороге. На перевале при свете звезд дожевали сардельки, разослали еще одну пачку SMS'ок. А народ тем временем отпраздновал в лучших традициях басото пипл, надравшись местного самогону в полном составе, включая детей малых. Едешь по горной дороге, мало того, что тьма, а вокруг пропасти, так еще люди по дорогам лежат, да по обочинам шатаются, под колеса норовят упасть. Девушки в красивых платьях валяются в пыли. Что-то в этом наше родное, нечерноземное чувствуется.
В Малеалеа положено возвращаться до 22 часов. После этого ворота закрывают, свет вырубают, а позднее возвращение расценивают как оскорбление и берут штраф. В конце пути пришлось гнать со всех сил. Еле уложились. Молодежная компания по-прежнему шумно праздновала, ну а мы даже не успели воткнуть на зарядку многочисленные устройства, как движок вырубили. Пришлось во тьме на кемпиг-газе готовить себе пищу из походного сухого пайка.
Третий день подряд опять надо в Масеру за топливом и дальше через перевал с душевным названием God Help Me Pass к новой, построенной Евросоюзом, плотине. Дорога здесь поднимается на высоту до 3000 метров. Появляется альпийская растительность. Скажем так - не жарко, ветер дует, но погулять тут стоит. Во-первых, цветы здесь совсем другие, чем в Европе, во-вторых, множество бабочек.
Местное население хвастается своим высокогорным положением. Говорят, что Лесото - страна с самой высокой нижней точкой. Это, конечно, надо еще проверить. Масеру находится на высоте 1500м, а высокогорных стран в мире много. Еще говорят, что в Лесото самое высокое в Африке кафе. Тоже, боюсь, реклама.
Но главная гордость - это снег. Каждый житель в разговоре не преминет упомянуть, что мы приехали в неправильное время. Надо было бы в июле. Тогда мы бы смогли увидеть снег. Наш ответ, что это именно то, от чего мы уехали, что у нас дома он лежит больше, чем полгода, встречается недоумением. Такое чудо может быть только в Лесото. Ходят легенды о вьюгах и метровых сугробах, однако на практике снег выпадет изредка, лежит несколько дней. В столице он бывает очень редко.
Посмотрев на плотину - чудо инженерной мысли, созданное для спасения страны от эрозии почвы и снабжения водой, мы вернулись назад почти до столицы, пообедали в весьма приличном мотеле недалеко от городка Назарет. А еще рядом есть свой местный Рим. В нем университет. Не знаю, сколь он религиозно ориентированный, но все студенты в форме, очень похожей на церковно - миссионерскую.
Дальше Рима дорога круто уходит в горы к самому высокому в южной Африке водопаду (Maletsunyane Waterfall ) в город Semonkong. Ехать до него несколько часов. Хотя по карте дорога числится проходимой для обычных легковых машин, лучше туда без хорошего внедорожника не соваться, тем более что до самого водопада от города надо проехать еще десяток километров, а там уже дорога строго 4х4.
До водопада успели только к заходу солнца. Надо было искать ночевку, и мы, не погуляв как следует, вернулись в Семонконг. Здесь есть отличный мотель Semonkong Lodge http://www.placeofsmoke.co.ls/ . Опять взяли круглое бунгало. По словам хозяев, мы были здесь первыми людьми из России. По организации, пожалуй, все лучше, чем в Малеалеа. Не общее питание по положенным часам, а обычный ресторан. Можно взять почитать книжки по биологии и географии южной Африки.
С утра еще раз поехали к водопаду. На этот раз времени было достаточно, чтобы погулять и даже спуститься вниз. Высота падения воды 192 метра, да еще сотня до места парковки. Путь оказался достаточно длинным и трудным. Летнее тропическое солнце развеяло утреннюю прохладу. А внизу ни ветерка, да еще и влажно. Хорошо хоть, что можно искупаться в речке. Вода, наверное, не теплее 15 градусов - долго не поплаваешь, зато можно отлично охладиться перед долгим подъемом, который оказался необычайно трудным. Мало того, мы еще не взяли крема от загара, и все быстро обгорели.
На джипе мы ездим 3 день, но уже накатались на 6811 рандов. Так мы разоримся. Надо срочно переходить на более дешевый транспорт, поэтому прямо после водопада поехали в столичный офис Avis вернуть столь разорительную железину.
Оставшись без транспорта, тихонько пешком спустились на автостанцию. Маршрутка на Малеалеа попалась через несколько минут. До Малеалеа ехать несколько часов, автобус грузят людьми как тюками, до последней свободной дырочки. Соседом оказался гид из Малеалеа, ехавший с годовалым ребенком. Маленький негритенок мирно посапывал, несмотря на давку и ухабы. Давно думал - а у маленьких негритят волосы на голове такие же жесткие, как у взрослых, или нет, а погладить по голове шанс представился только сейчас. Конечно, оказалось, что волосики мягкие как пух.
Вечером в Малеалеа выступает хор и рок-группа местной школы. Мы спрятались в своем домике, не ожидая ничего интересного от этой деревенской самодеятельности, но первые звуки изменили мнение. Хор пел профессионально. Конечно, мы совсем не специалисты, но голоса великолепные.
Несмотря на все несчастья, выпавшие на это горное королевство, чувствуется, что у него есть будущее. Дети стремятся учиться. Сами зарабатывают себе на верхнюю школу - наши старшие классы. Подрабатывают в кемпинге, ухаживают за лошадями, в хоре поют. Мечтают получить отличное образование и потом работать. Поехать на заработки в ЮАР, а там, накопив денег, может даже поступить в английский университет. Да, им тяжело выбраться в большой и богатый мир, но они стараются: от руки переписывают учебники, по-очереди учатся работать на единственном в деревне компьютере. Верят в свои силы, не требуют ни от кого подачек, не обвиняют никого в неудачах.
Конечно, им повезло, что в их деревне расположился интуристовский объект, требующий множества рук и расширяющий кругозор. Главный их доход - басото пони. Так называют местных лошадей. Они, конечно, не тяжеловозы, но и название пони не очень подходит. Нормального размера лошади местной породы. Возникли они от привезенных в разные времена европейских лошадей. В целом по Африке лошадям жить трудно. В тропической жаре они быстро гибнут от болезней и всяких паразитов, но в Драконовых горах холодно. Вот и вывелась местная порода, а поскольку народ тут некрупный, и травы кушать мало, то и лошади особо ростом не вышли. Пришлось их пони называть. За сотни лет народ басото освоил заморского зверя и превратил его в непременный атрибут местной культуры. Дорог в стране мало, денег на машину у большинства нет, поэтому до сих пор пони - основной вид транспорта. Здесь нет парковок у магазинов или железных дуг для велосипедов. Народ приезжает верхом, привязывает лошадь и идет за покупками. Совсем как в американском вестерне. Все это, конечно, не касается столицы.
По мере проникновения в страну белых туристов пришла идея сдавать лошадей напрокат, и более того - организовывать многодневные туры. Нам тоже хотелось прокатиться. К сожалению, времени, как всегда, не хватало, и пришлось ограничиться 2 дневной поездкой, а надо бы дней десять.
В инструкции по обращению с пони написано, что предельный вес 90 кг. Посмотрев на себя в зеркало, я понял - это, пожалуй, за 90 кг не сойдет. Таня бодро откликнулась, что это мы быстро исправим - ужин отменяется, каша без сахара, обед на блюдечке. Всплывшая перспектива голодной смерти повергла меня в ужас, и я сказал нет. Останусь самим собой, а там посмотрим. Признают меня тяжелым - им же хуже. На всякий случай стал учиться втягивать живот и делать губы бантиком.
Когда мы пошли на разведку, то на удивление выяснилось, что я фитнес-мен. Во всяком случае, по мнению хозяйки Дианы. Лошадь мне, конечно, заказали побольше.
К 8 утра положено собрать сумку со спальниками и едой, а потом с собой взять только воду и немного еды пожевать по пути. А еще - главное, не забыть взять много солнцезащитного крема.
По рекламе предполагается, что для конной прогулки никакого опыта не требуется. Действительно, на часовую прогулку поехать может каждый. Пожилых туристок грузят на лошадь и вдвоем ее ведут под уздцы. Но на несколько дней я бы новичкам ехать не посоветовал. Во-первых, дорога идет по пересеченной местности. Лошадь то резко повернет, то прыгнет. Держаться надо крепко, благо камни внизу острые. Во-вторых, за полный день езды на лошади неподготовленная задница будет стерта до крови, а ноги будут болеть ужасно.
Мы с Таней всю осень катались по 2 часа каждый выходной, и то после восьмичасовых переходов изрядно устали.
Все дальние маршруты идут в горы на восток от Малеалеа. За один день в одну сторону можно дойти до первого перевала, за 5 дней до Семонконга, за 10 до знаменитого перевала Сани Пасс.
Лошади идут шагом. Нам только в конце дали покататься галопом. Мне достался великолепный конь Бушма. Послушный, выносливый. А вот Тане - не очень объезженная кобыла. С самого начала она рванула рысью в неположенную сторону.
Лошадей дают с проводником. Он едет на своей лошади, и еще одна грузовая лошадь идет за ним на веревочке. Не считая гида и лошадей, мы были вдвоем. Суммарно весь заезд обошелся в 1310 малоти.
Вскоре после Малеалеа конная тропа пересекла стометровый речной каньон. По узкой скалистой тропе, заваленной качающимися острыми камнями, лошади шли, не сбавляя шагу. Потом перешли горную реку по лошадиное колено, потом по столь же горной тропинке взобрались наверх. Жара страшная. Плечи лошади - горячие как утюг. Наша бы российская лошадь от такого сдохла на месте. А эта, видимо, в горно-тропическом исполнении. Переход до стоянки занял 7 часов, включая часовой перерыв на обед. За это время мы отошли от Малеалеа по прямой на 30 км по руслу горной речки до последней, самой высокогорной деревни этого ущелья. (29o50.187S 27o45.312E h=1873m).
Для ночевки была отведена отдельная круглая изба с газовой плитой и двумя матами для спанья. Газ для плиты каждый раз возят в огромном баллоне из Малеалеа, а потом слегка израсходованный баллон тащат назад.
До заката еще 3 часа, и есть время сходить к водопаду, который расположен в нескольких километрах и 50 минутах ходу вверх по реке. Заросшая тропинка, петляя и дважды пересекая реку, вполне проходима самостоятельно. Главное, под конец идти по левому берегу, достаточно далеко от воды. Заблудиться трудно, но положен гид. Его услуги стоят 10 малоти в час. Нам выдали негритенка лет 12 отроду. Для столь важной миссии он переоделся, и даже надел огромные белые резиновые сапоги. Мы любим гулять самостоятельно, но было просто неловко лишать его долгожданного заработка.
Внизу под водопадом вполне достаточно места для того, чтобы искупаться, что мы и сделали. Вода только холодновата, наверно градусов 10 - 15. Вместо положенных 3 часов на поход к водопаду мы явно укладывались в два. Как только наш гид не старался медленно идти, чтобы хоть за минуту взять часовую ставку, но сделать этого ему не удалось.
Пищу положено готовить самостоятельно. В целом на нас никто не обращал внимания, что было весьма приятно. Вокруг текла обычная деревенская жизнь. Поросята, хрюкая от радости, валялись в пыли, коровы, звеня колокольчиками, возвращались с гор.
Стало темнеть. Лесото практически не электрифицировано, но прогресс не остановить. Крестьяне где-то добывают автомобильные аккумуляторы, видимо старые, уже не один год поработавшие. С утра молодые деревенские девушки ставят это 70 амперчасное чудо себе на голову и идут целый день в Малеалеа. Там есть генератор, от которого аккумулятор заряжают, и на следующий день возвращаются в деревню. Как они не свернут свои тонкие шеи - непонятно. Зарядки хватает на несколько дней. Лампочки включают только в крайнем случае, но радиоприемники и магнитофоны есть у многих.
Понятие домашний очаг здесь имеет свое самое прямое значение. Семья после долгого трудового дня собирается в дворике перед хижиной и в очаге из камней разжигает костер. Все садятся кружочком и начинают варить ужин под открытым небом, под последними лучами солнца уходящего дня. Сначала зерна какого-то растения кладут на плоский камень и другим плоским камнем перетирают в муку, потом варят в алюминиевой кастрюльке. Конечно, есть приметы цивилизации, но в основном мало что изменилось со времен каменного века. Улыбки на лицах, все довольны. Сегодня бог послал курицу. Это праздник. Приятно на них смотреть. Мы в своих квартирах с евроремонтом никогда не сможем так радоваться жизни, а тем более курице.
К нам прибилась месячная козочка, ласковая, теплая, уютная. Хижина прогрелась за день, а вдобавок еще от готовки. Мы не закрыли дверь на улицу, чтобы не было душно. Посреди ночи проснулись от страшной вони и мокрых спальников. Оказывается, приласканная скотина залезла погреться на спальник и описалась. Теперь этот запах еще много десятков дней будет сопровождать наше появление во всяких кемпингах - отелях. Пришлось выдворить это козлище вон.
Утром стартовали с раннего утра, чтобы полуденное солнце не усложняло путь, который в результате прошли всего за 4 часа. Более того, под конец на ровных местах нам дали покататься галопом.
Остаток дня провели в небольших прогулках вокруг Малеалеа. Купили местного пива. Его, кстати, здесь очень любят и варят в деревнях. Варят не только для себя, но и на продажу. Если над домом висит желтый или черный флаг, то это означает, что можно купить один из двух его сортов. LONELY PLANET предупреждает, что это для очень прочных желудков, но по мне вполне пить можно. Кроме пивных есть еще красный флаг - сырое мясо и зеленый - зелень, овощи. Их мы встречали мало, а вот пиво в любой деревне в каждом третьем доме.
Наконец нашли время найти и внимательно посмотреть местный эндемик - спиральное алоэ (Aloe Polyphylla). Отличный декоративный цветок. Такой бы домой на окошко, но почему-то в продаже я таких никогда не видел. Интересно, что они бывают право-спирально закрученные и лево-спирально закрученные.
Природа Лесото, конечно, беднее соседней ЮАР. Здесь нет никаких слонов, львов и жирафов. Лишь отдельные виды антилоп, лисы, многочисленные грызуны да шакалы переносят здешний холод. Зато птиц 300 видов. Особенно бросаются в глаза черные вдовы. Эта небольшая птичка имеет полуметровый хвост. Меня всегда мучил вопрос, как он не мешает ей летать. Оказывается, использует она его как парашют. Сначала делает рывок вверх, прижав перья к оси хвоста, а потом, распушив, спускается вниз, высматривая добычу.
Лесото - отличная страна, но пора ехать дальше. Нам после 8 дней просто страшно выбираться назад в ЮАР, но ехать надо. Сидим на рюкзаках и размышляем, что, мол, если совсем там тяжко будет, подадимся назад, ведь у нас лесотская мультивиза.
С транспортом чего-то сегодня плохо. После часа сидения на дороге удалось застопить местную машину до ближайшей развилки. Там уже и маршрутка нашлась.
До моста в ЮАР, знаменитого Maseru Bridge, от центра города достаточно далеко и пришлось ехать на такси.
На погранпереход очередь. Властям Лесото до нас нет никакого дела, но вот у ЮАРовцев подход серьезный. Граждан Лесото проверяют основательно. Виз им не надо, обе страны безвизовы друг для друга, но вот работать в ЮАР формально нельзя, а на практике половина мужского населения только этим и живет. Зачем всех так проверять, не очень понятно. По горам граница не охраняется, и кому надо пройти нелегалом - тот пройдет.
В очереди познакомились с одним таким работником. Он уже успел получить образование, легальный статус и чистую высокооплачиваемую работу. Он нам тут же взялся помочь доехать до Блюмфонтейна, тем более что нам по пути.
Границу по реке Mohorare (Caledon) перешли пешком по мосту. Всего на стояние в очередях потратили чуть больше часа. Автомобильной очереди не было, но использовать это для более быстрого пересечения границы не удается, так как всех пассажиров все равно вытряхивают и гонят в пеший проход. Только легковые машины едут без очереди с пассажирами.
Рядом с автомобильным мостом - железнодорожный. Пассажирского сообщения с ЮАР давно нет, но грузовые поезда идут один за другим.
Лимонадный Джо
От: Thursday, January 08, 2009 2:52:27 PM

Ранг: Админ
Группа: Administration , Member, Модератор

Регистрация: 11/28/2008
Сообщений: 1,199
[Points]: 797
Глава 3. ЮАР. Оранжевое небо.

На другом берегу пограничной с Лесото реки на Maseru Bridge при виде российского паспорта пограничник криво улыбнулся и сказал: "О, Россия, вы, наверно, везете атомную бомбу, ну хотя бы автомат, вы в своей России, кроме оружия, ничего не делаете, да и уран всем продаете". Рыться в рюкзаке он, правда, не стал. Радиации, наверное, побоялся. Таможня белых, похоже, не останавливает вообще.
Нам надо в Блюмфонтейн. Это ближайший город, в котором можно зарентовать машину. Ехать надо на автобусе.
Наш знакомый по очереди к пограничникам подвел нас к покосившемуся вагончику, в котором сидел толстый черный кассир с видом рыночного мошенника. Взял деньги за проезд. И отправил нас к стоящей невдалеке маршрутке. Рюкзаки было сказано оставить на улице, а самим занимать места, пока есть еще куда втиснуться. Кроме нас только местные негры с огромным количеством тюков. Когда, наконец, в маршрутку, рассчитанную на 10 человек, влезли положенные 20, юркий водила в окна и двери, прямо на сидящих граждан покидал багаж. Я вспомнил Саида из "Белого солнца пустыни". Одна голова снаружи. Все остальное погребено под многочисленными тюками. Дорога дальняя, больше 130 километров. По мере отдаления от Драконовых гор высота над уровнем моря снижается и становится жарко. Одно радует - едем без остановок.
Неожиданно выяснилось, что маршрутка идет не в Блюмфонтейн, а в огромный негритянский город Botshabelo, где надо пересаживаться. Конечно, страшновато, но зато нам удалось посмотреть изнутри жизнь бедных черных кварталов.
Сколько раз убеждаюсь, что люди в массе своей всюду хорошие. На остановке нам помогли найти нужный автобус. Никакой агрессии, никакого возмущения по поводу того, что мы единственные белые. Наверное, так и надо начинать поездку по ЮАР. При оставшемся разделе городов на черные и белые надо сразу ехать в черные, иначе потом так можно и проездить всю страну, смотря на цвет лиц за окном, и если он черный, не выходить из машины.
Пока ждали маршрутку, у старой негритянки купили за полтора ранда самодельное мороженое, а вернее замороженный сок. До Блюмфонтейна оказался еще час езды. Сгрузили нас у железнодорожного вокзала.
Мы остались одни, посреди шумного города. По книжке город вроде приличный, белых много, вот только вокруг как-то это не видно. Отбившись от таксистов, пытавшихся нас довезти до отеля, пешочком со всеми нашими тюками добрались до Art Inn. Это недорогой B&B рекомендованный LONELY PLANET. Цена 180 рандов.
Скинув ненавистные тюки, пошли гулять по городу. Много новых домов, магазинов. Даже каменные набережные сделаны по берегам местной речушки. Только по случаю засухи она превратилась в небольшую канаву.
С едой бедновато. Хотелось найти небольшой ресторанчик и отпраздновать переход границы, но в итоге реально удалось поесть только в KFС. Кентуккский цыпленок на юге Африки победил все остальные сети быстрого питания. Наверное, сказывается наличие в логотипе американского негра - основателя бизнеса. Мы, кстати, в последнее время тоже часто выбираем KFC, но, правда, совсем по другой причине. С часами в руках экспериментально удалось выяснить, что именно в KFС удается пообедать за минимальное время - 12 минут от входа до выхода. Обед на двоих стоит 52 ранда
С завтрашнего утра у нас зарезервирована машина. Контора Avisa открывается только в 10, более того, выяснилось, что нас не очень ждали и машина для нас не предусмотрена. Когда машину нашли, она оказалась неисправна. Пришлось долго слоняться по городу, пока наконец новенькая синяя Volkswagen Polo не была отдана нам на растерзание. Больше месяца нам предстоит на ней ездить по всяким ухабам. Жалко ее. Он была такая молодая.
Движение в городе интенсивное. Встречаются пробки, но только в центре. Всюду много развязок, и мы быстро выбрались на автостраду. Ограничение 120, едут быстрее на 10-30 километров в час, машин много. Все активно перемигиваются, уступают дорогу. Немного это напоминает Германию. Движение левостороннее. На обычных дорогах ограничение 100, в городах 60 км/час. Некоторые автострады платные, например дорога вдоль побережья и выезды из городов. На картах они отмечены буквой "Т".
Первый город на нашем пути - Винбург (Winburg). Бывшая столица Буров времен англо-бурской войны. Сейчас это тихий сонный город. Буры проиграли, алмазы нашли не здесь, вся слава осталась в прошлом. Только упорное желание делать вывески на отелях и магазинах на африкаанс, а не на английском, выделяет в этом городе бывшую столицу.
Другое дело соседний Велком (Welkom). Тут жизнь бьет ключом. Огромный город с кучей супермаркетов и банков. Здесь добывают золото. Огромные терриконы пустой породы занимают десятки квадратных километров. Золотоносная руда в ЮАР добывается с большой глубины, иногда шахты опускаются до 3 километров вниз. Раньше негров в шахту загоняли силой, теперь за деньги и белые готовы поработать на такой глубине. Встречаются даже русские шахтеры. Проблема таких глубоких шахт в том, что там очень жарко, чувствуется приближение к центру Земли. Иногда можно попасть на экскурсию, но туристов обычно ниже километра не спускают, да и экскурсии бывают далеко не каждый день. Нам так и не удалось залезть ни в одну шахту.
В искореженной земле появилось много небольших озер с грязной водой из обогатительных заводов. Природа, правда, живуча. То ли азоту в этой водичке много, толь еще чего, но водоросли и тростник растут отлично, а за ними подтянулись фламинго и множество других водоплавающих птиц. Наверно, в ЮАР это лучшее место, где их можно увидеть круглый год.
Из-за трудностей проникновения в страну у нас остались отели, оплаченные на каждый день нашего пребывания. Один из них в Кимберли. Жалко, когда пропадает добро, тем более так недалеко. Придется, как совсем организованным туристам, провести ночь в Holiday Inn. У нас там зарезервированы аж 5 дней, но больше одной ночи в Кимберли делать нечего.
Кимберли - это уже другой субъект южноафриканской федерации - Northern Cape. Здесь добывают алмазы, отсюда начался Де Бирс, подмявший под себя всю отрасль в мировом масштабе.
Алмазная лихорадка в ЮАР началась в 1869 году. Случилось это совершенно случайно. Красивый камень нашли на фермерском поле. Камень оказался алмазом, а хозяина поля звали Де Бирс. Дело пошло. Всего через 3 года в ЮАР было уже 50000 рудников по добыче алмазов. Сам Де Бирс не стал добытчиком. Он только сдавал свои земли, и, возможно, о нем никто бы сейчас и не вспомнил, если бы не Джон Родес.
Сын английского проповедника был слаб здоровьем, и его отправили в Африку на поправку. Тут он и развернулся на алмазах. В 1887 организовал компанию Де Бирс, в 1891 сосредоточил в своих руках 90% мировой добычи алмазов. Но этого ему было мало. Он хотел великой империи. Напившись в баре, кричал: "мы пойдем на север", пил за великую Британскую империю, за железную дорогу Каир - Кейптаун. Викторианская Англия была самым подходящим местом для таких идей и людей. Его избрали премьер-министром. И он пошел на север, присоединив Ботсвану и названную в свою честь Родезию, ныне Зимбабве. Увы, времена изменились, и до Каира продвинуться не удалось. Англия стала не той, и из политики Родес был вытеснен. Другое дело компания Де Бирс, которая поныне является мировым лидером и дошла много дальше Каира, например до Якутии.
Больше всего алмазов было в Кимберли. Здесь на глубине примерно километра под землей погребено древнее русло реки Вааль. Алмазы, как и золото, моют по берегам рек, или, что еще эффективнее, раскапывают прежние русла с нанесенными тысячелетиями отложениями.
Копали руками. В результате появилась самая большая в мире яма, выкопанная киркой и лопатой. Ее глубина больше километра. Из нее вынуто 26 000 000 тонн грунта, в которых найдены 3 тонны алмазов. Всего 3 шахтерских вагонетки стекляшек. Просто обидно смотреть, что человечество способно горы своротить только ради блестящих камушков, удовлетворяющих самолюбие часто весьма недостойных людей.
Разработку знаменитой Большой дыры (Big Hole) окончили в 1914 году. Сейчас De Birs добывает алмазы по соседству в современных шахтах, причем 3 тонны выкапывают за несколько месяцев.
Историческая яма залита водой. Посмотреть на нее пускают за деньги. Она стала частью музея - небольшого городка, сохраненного в том виде, каким он был в начале 20 века. Воссоздан бар, отделение банка, кабинет стоматолога, ж.д. вагон руководства.
Тут же лохам-туристам выдают ведро руды и предлагают в нем поискать. Нет, не алмаз, а пластиковую крупинку, которую можно обменять на бестолковый сувенир. Вдобавок дают лицензию на добычу в этом ведре.
Каждый рабочий день в 9 утра можно спуститься в настоящую шахту, но увы - мы об этом узнали в 10 часов утра в пятницу, и ждать 3 дня не представлялось никакой возможности. (www.diamondtours.co.za)
Впереди огромная страна национальных парков, пустынь и водопадов. Мы берем курс на восток. Дорога идет по пустынной равнине. Населенных пунктов все меньше и меньше. Пересекаем реку Вааль, от которой произошла Трансвааль. Теперь в ЮАР это название встречается редко.
По мере продвижения на запад и понижения высоты над уровнем моря становится жарче. За бортом за 40. Включаем кондиционер, но и он не справляется с такой жарой. Обычно мы не любим им пользоваться, но когда жарче 40-45, мозги перестают работать, и я начинаю невнимательно вести машину. Зато сварить обед на такой жаре можно моментально. Камни на солнце нагреваются до 100 градусов. Наверное, можно обойтись без дополнительного нагрева.
В ЮАР принято перекусить по дороге на небольших парковках, отмеченных знаком скамеечки под деревом. Действительно скамеечки. Вот только в пустынях с деревом плохо, но дорожная служба не дремлет - сажает и выращивает. Периодически объезжает и поливает. Растет это только очень медленно и тень под таким деревом появится нескоро. Так что приходится греться на солнышке.
К вечеру добрались до национального парка Аграбес (Augrabies). Парк назван по имени водопада на реке Оранжевой (Orange river). Всего в 200 километрах от устья одна из самых полноводных африканских рек обрывается в каньон с высоты 56 метров. В среднем за секунду вниз падает 350 кубометров воды. Нам, правда, не повезло. В этом году засуха, и водопад работает на пониженной мощности.
Водопад находится внутри парка. Въездные ворота закрывают в 7 вечера, поэтому надо обязательно успеть к этому моменту. Администрация закрывается еще раньше, и нам пришлось специально созваниваться и договариваться о позднем прибытии. Въезд в национальные парки платный. Обычно порядка сотни рандов за день с человека. Это не включает ночевки, за которую надо платить отдельно, даже если это место для кемпинга. Если по паркам предполагается проездить много дней, то выгодно купить Wildcard. (www.wildinafrica.com) Ее цена на двоих - 1395 рандов. Действует она в течение года. Карточка именная, но паспорт никто не проверяет, поэтому можно назваться чужой фамилией. Карточка чиповая, и вся информация о Вас хранится в ней, более того, на нее возвращаются 10 процентов от услуг, которые вы оплатили в парке и потом, когда сума окажется достаточной для оплаты очередной услуги, вы фактически можете воспользоваться ею бесплатно. В услуги входит жилье, сувениры, экскурсии, и за поездку легко накапливается, например, бесплатная ночевка. Частные парки в систему не входят, и там надо платить всегда.
Для посетителей, кроме бунгало с кондиционером, есть еще возможность стоять в кемпинге. Летом, я бы сказал, это занятие для особо продвинутых. При температуре +40 спать можно только прямо на открытом воздухе. Просто залезть в палатку жарко, а спать в ней невозможно. У нас зарезервировано и оплачено бунгало. На другие даты, правда, но по телефону удалось договориться и перенести на несколько дней раньше.
Успели как раз к закату. В Африке всегда закаты красивые, а здесь особенно. На фоне древовидных алоэ картинка просто фантастическая. Вокруг по кустам расселись бабуины, между домиков бегают земляные белки. Здорово!
Сварили суп, выпили бутылку вина Orange River и долго сидели, смотря на южные звезды. Как нам повезло. Это все нам. Обезьяны, водопад, река Оранжевая. Выпили еще за Оранжевую революцию.
С утра вышли на небольшую прогулку. Небольшую потому, что встали поздно. Солнце быстро близится к зениту. Жара невыносимая. Мы бы, наверное, выжили, но вся живность попряталась, и смотреть нечего.
Главное развлечение у нас на этот день - сплав на надувных кайаках по Оранжевой. Его можно сделать с ночевкой, но река течет по населенной местности, и особенно по берегам смотреть нечего. Крутых порогов тоже нет, поэтому дневного заплыва вполне хватит. Сплав организован местной турфирмой (Kalahari Adventure Center www.kalahari.co.za). Цена на двоих 550 рандов. По южноафриканским понятиям, вполне можно все это устроить самостоятельно. Лишь бы плавсредство где-нибудь найти. Никто не будет вас арестовывать за стоянку на берегу, если, конечно, не нарываться. Да и население весьма мирное и приветливое, несмотря на то, что черное.
Всего на воде мы провели 4 часа. Посередине предусмотрен перерыв на обед. В реке можно купаться, что я и сделал многократно. Вот так и сбылась детская мечта искупаться в Оранжевой реке. Стоит отметить, что крокодилов тут нет вообще, а поскольку вокруг почти пустыня, то и прочих паразитов немного.
Следующий день начали пораньше, и вышли гулять по парку с рассветом. По сравнению с другими парками, животный мир беден. Увидеть здесь даже самую захудалую антилопу не так просто. Хищников нет, зато много бабуинов и, главное, дизи. Впрочем, по всей ЮАР их предостаточно. Зверь как зверь. Пушистый шарик на неуклюжих лапках, но не все так просто. Дизи (Dassie или Rock Hyrax)- ближайший родственник слона. Нет, он не большой, нет, он даже меньше собаки. Может, даже зайца. Да, и хобота нет, щетины нет, нет ничего, но родственник. Вот уж точно в семье не без урода. Но все-таки родственник. Две ветки разошлись 50 миллионов лет назад, но до сих пор дизи сохранили в себе слоновий скелет, только маленький. Годовой срок беременности, столь нехарактерный для такого маленького зверька, тоже остался со слоновьих времен. Дизи почти не боится людей, и иногда к ней можно приблизиться на расстояние метра.
Бабуин тоже родственник, но уже человека. Вес взрослого самца достигает 50 килограмм. И иногда, если его сильно достать, он может напасть на человека, сильно покусав. Это случается, конечно, чрезвычайно редко, но Танька начиталась ужасов и обезьян побаивается изначально. А тут я так долго бегал за стаей с фотоаппаратом, что самый важный и толстый бабуин решил навести порядок и так внушительно рявкнул под ухом у Тани, что она теперь их боится больше, чем львов.
Отлежав полуденную жару, вторую половину дня проездили на машине. В парке есть сотня километров дорог, по которым можно проехать на обычной легковой машине. Дорога проложена к нескольким смотровым площадкам по берегам Оранжевой. Речка течет по этим местам уже полмиллиарда лет. За это время водопад вырезал в гранитной скале огромный каньон. Местами можно спуститься до воды и искупаться, что очень кстати. День выдался на редкость жарким. Машинный встроенный градусник показывал за 50.
Единственное, что плохо - то, что, пока по такой жаре выбираешься к машине на 200 метровую высоту, свежести от купания как не бывало.
Парило, собиралась гроза. Вскоре засверкали молнии, подул ураганный ветер, но дождь выпал символический. Пустыня как никак.
Переночевав третью ночь в бунгало с кондиционером, благо все уплачено, поехали дальше. Наша следующая цель Kgathigadi Transfrontier Park на границе ЮАР, Ботсваны и Намибии. Это один из самых больших национальных парков Африки. Его площадь 38 000 квадратных километров, что чуть меньше площади Швейцарии.
Просторы огромны, но во время засухи вся жизнь сосредоточена вдоль русла двух высохших рек Nossob и Auob, по руслу которых проложены весьма сносные, проходимые для любых машин дороги. Самая главная вдоль Nossob имеет длину более 300 км. Посередине нее можно переночевать в Кемпинге Нособ. Наверное, это одно из самых изолированных мест в Африке. По прямой до ближайшего жилья 100 км. Такое трудно найти даже на просторах Сибири.
Для въезда со стороны ЮАР предусмотрены одни ворота в городке Twee Riveren. Парк расположен на территории двух стран - ЮАР и Ботсваны, но граница внутри лишь обозначена столбиками и не представляет труда покататься по территории сопредельного государства. Для желающих пересечь границу официально при въезде есть возможность проштамповать паспорт, но это сугубо добровольная процедура, и если вы не собираетесь в итоге покидать ЮАР, лишних штампов в паспорт ставить никто не будет.
Ночевка у нас запланирована в Кемпинге Нособ. Просто грех не провести две ночи в столь диком месте. Дорога от въездных ворот до него занимает не меньше 3 часов. Скорость передвижения по парку ограничена 40 км в час, но реально стоит ехать еще медленнее, чтобы успевать смотреть по сторонам. По правилам из машины выходить нельзя. Считается, что в парке много львов. Действительно, вся дорога, несмотря на частый трафик, утоптана их свежими следами. Однако лишь однажды удалось увидеть львицу, и то очень далеко. Она вышла на вечернюю охоту, но еще вяло и сонно. Ее бы посмотреть в сумерках, но по правилам это запрещено. Ночь положено проводить за забором кемпинга. В Kgathigadi Transfrontier это нарушить, может быть, даже сложнее, чем в других парках, т.к. посетителей сравнительно мало и центральная контора отслеживает (или как минимум делает вид) их наличие на ночевках.
Если со львами нам, можно сказать, не повезло, то зато в сотне метров проскочил гепард. Это куда более редкая кошка, чем лев.
Хищников маловато, но зато антилоп огромное количество. Пожалуй, больше, чем во всех других парках. Видимо, сказывается пустынный климат этих мест в целом и текущая засуха в частности. Хочешь, не хочешь, а у редких водопоев собираться надо. Исходно парк был создан в 1931 году для охраны Gemsbok. Это огромная антилопа с длинными прямыми рогами. Кроме них, много антилоп Гну. Маленьких спрингбоков просто несчетное количество. Говорят, они заполонили все, пожрали всю траву, а результате большие и редкие антилопы не могут спрятать от хищников своих детенышей и вымирают. Приходится даже отстреливать на мясо. Это единственное нестандартное мясо, которое удалось найти в ЮАР. Эх, а я так рассчитывал съесть кусочек бегемота. Их на северо-востоке страны тоже вроде немало, но почему-то их никак не используют.
Очень оживляют картину земляные белки - Ground Squirrel или попросту суслики. С важным видом они стоят столбиками по обочинам дорог и озираются по сторонам.
Если есть суслик, то всегда к нему есть лиса. Их здесь несколько видов. Большинство совсем маленькие, и, пожалуй, суслик им не по зубам. Остается питаться мышами. Их тут тоже тьма. Кстати, мышь - трудный для фотографий зверь. Маленькая, пугливая и юркая. Как ни снимай, а все смазано.
Шакалы, конечно, тоже бегают туда - сюда.
Кемпинг Нособ состроит из десятка-другого домиков, заправки и визитор-центра. Есть также вполне приличный магазин, что очень кстати, так как во всех домиках можно самостоятельно готовить. Бензин дороже, чем в остальной части ЮАР, но незначительно. Без заправки тут было бы тяжко. До ближайшей цивилизации отсюда по дороге 180 километров.
Электричество от дизель-генератора. На ночь его выключают. Казалось бы, ерунда, но есть две проблемы. Первая - это извечная необходимость заряжать всевозможные аккумуляторы, вторая - это вентилятор. Спать тут жарко, и в других местах его мы оставляли на ночь. Без электричества ночью он не работает, и в комнатах душновато, посему может даже лучше можно выспаться в палатке на свежем воздухе. Комаров и прочих паразитов тут по ночам не летает, посему спать можно прямо на открытом воздухе. Зато насекомых, прилетающих на свет, масса, и если по ошибке оставить открытое окно, то внутри вашего домика будет масса экзотической живности. Насекомые - это еще полбеды. Шакалы ночью успешно подкапываются под забор и делают на территории, что захотят. Особенно они любят ботинки, оставленные снаружи. Уж если не съедят, то хотя бы покусают и утащат в свою нору. По той же причине не стоит оставлять открытые окна в машине.
Нособ находится в центре парка, но наиболее не посещаемые места расположены в северной части, куда мы и отправились следующим утром. Вверх по руслу реки Нособ дорога идет еще 120 км до места, где сходятся границы ЮАР, Намибии и Ботсваны. Здесь дорога упирается в колючую проволоку, со стороны Намибии забор под током, но это вовсе не из-за госграницы - они здесь практически не охраняются, а потому, что это граница национального парка. В точке схождения границ сделано место для пикника. Их в парке множество, но это, наверное, самое дикое. Называется оно Union's End. Во многих бывших английских колониях, да и в самой Англии, на самом крайнем кусочке территории есть деревушка, кафе или еще что-то с таким названием. В ЮАР это несколько столиков и устройства для жарки барбекю.
В Union's End у нас запланирован обед. Достаем газ и располагаемся под вывеской "львы вокруг". Это действительно так. Следов много, да и падальщики на деревьях подтверждают недавнюю успешную охоту, сидят по веткам, чистят перья. Раз так, то лев сыт. Он и голодный такую гадость, как человек, есть не любит, а уж сытый он совершенно безопасен. Иду в кусты на разведку. Увы, одни кости, все было вкусно, но уже кончилось. От вида съеденной антилопы у меня поднимается аппетит. Сварили на кемпинг-газе обед и под деревом переждали полуденную жару.
Вечером опять вернулись в Нособ. К сожалению, на ночь за пределами кемпинга оставаться запрещено, и единственный законный метод посмотреть на ночной мир - это поехать на организованную экскурсию. Людей сажают в автобус без стекол, дают мощные лампы, и джип отправляется за забор. Любого обитателя выдают глаза. По светящимся в темноте точечкам можно быстро обнаружить даже очень хорошо спрятавшегося зверя. Удивительно, что природа не смогла придумать хищника, который этим бы пользовался. Правда, природе пришлось бы снабдить такого хищника еще и прожектором, иначе столь удобный способ локализации жертвы не смог бы работать.
Гид честно признался, что больших хищников мы увидим разве что чудом. Так оно и случилось, а вернее не случилось. Антилоп много, лисы с зайцами тоже бегают. Все те же шакалы.
На рекламе Нособа завлекательно написано про звездную ночь, сотрясаемую рыком льва. Увы, это преувеличение. Похоже, именно здесь львов давно не было.
На третий и последний день в парке мы проехали по второй реке парка Auob. Для этого сначала вернулись немного назад и по перемычке через невысокие холмы переехали в соседнюю долину. Как и следовало ожидать, вдали от водопоя количество антилоп уменьшилось. Единственное, что бегает по полупустыне - птица секретарь. Она именно бегает. Тяжела она на подъем. Метров 300 у нее разгонная полоса перед взлетом, как у маленького самолета. Один местный мужик ее назвал птица - Боинг 747.
Русло Auob отличается от русла Нособ огромным количеством страусов, большими стадами спрингбоков и гекконов. Последние любят сидеть прямо на дороге и притворяться песчаной кучкой. Может, в дикой саванне это и оправдано, но на автодороге весьма опрометчиво. Хоть я и ехал медленно, но переехал их несколько раз, прежде чем нашел несколько штук для фотографий.
Чем дальше на запад, тем более сухой климат. Здесь саванна плавно переходит в пустыню Калахари. Появляются огромные непокрытые растительностью красные барханы. Лучше их стоит смотреть в нескольких сотнях километров отсюда в Намибии, где они являются главной туристической достопримечательностью, но и на западе Kgathigadi Transfrontier они уже весьма красивы.
До закрытия ворот мы покинули парк и по длинной хорошей дороге вернулись в Апингтон (Upington), где на левом берегу Оранжевой остановились в кемпинге на ночь. Городок вроде маленький, место дикое, но народу масса. Сотня домиков заполнена почти до отказа. Бассейн кишит детьми. Мы тоже искупались.
Вышли на берег Оранжевой и увидели фантастическую картинку заката. Где-то вдали висела грозовая туча, освещаемая вспышками молний, а за ней оставался маленький кусочек оранжевого заката. Вот оно, небо из песенки, вот он, Оранжевый мир.
Удивительно, как на закате все преображается. Утром выяснилось, что это мутный поток с поросшими тростником и трущобами берегами.
Наш путь лежит дальше на запад к Атлантическому океану. Климат здесь еще жестче. Местность почти не населенная. Европейцы впервые начали заселять эти земли в конце 19 века. Сейчас только добыча алмазов делает эти края не совсем безжизненными. Дорога к океану выходит около небольшого портового городка порт Порт Наллох.( Port Nolloth). Основная дорога в Намибию идет по горам через Спрингбок. По берегу, южнее Порта Налох, есть только отдельные грунтовые дороги. На север идет асфальтовое шоссе до закрытого частного города Александр Бей (Alexander Bay). Город стоит при впадении Оранжевой реки в океан, но подъехать к устью, видимо, невозможно. Я уже писал, что алмазы добывают из речных отложений, так вот по берегам в низовьях Оранжевой их больше всего. К берегу реки просто не подойти. Всюду солидные заборы со злобными предупреждениями, что, мол, частная земля, алмазы, вход запрещен, нарушители будут строго наказаны. На практике действительно могут стрелять без предупреждения. Даже весь Александр Бей за колючей проволокой. На въезде надо объяснить охраннику, кто ты и зачем решил побывать в землях Карабаса Барабаса, а вернее, правительственной компании Alexkor (http://www.alexkor.co.za/). Повод, конечно, нетрудно найти. В городе есть отели и кемпинги, но это только в городе, а просто погулять по берегу не дадут.
По ту сторону, в Намибии, еще хуже. Там закрытый для частных людей Алмазный район номер 2. В ЮАР хоть основные дороги свободны, а там все за колючей проволокой. Даже переезд по мосту через границу разрешен только по специальному пропуску. В ЮАР, правда, тоже полицейские посты есть, которые не раз нас останавливали и интересовались, какого черта нас несет на алмазные земли.
Добыча алмазов - государственная монополия. Частная торговля запрещена. Продавцам и добытчикам светит вплоть до расстрела, покупателям, даже иностранцам - тюрьма. Агентам полиции разрешено устраивать провокации. Прочих призывают стучать по бесплатному телефону доверия.
Народ, правда, неистребим. Если на земле заборы и вышки защитили государственные устои, то намытые рекой отложения в океане под водой защитить труднее, а они тянутся на десятки километров от берега. Так вот нелегалы ночью, в самодельной подводной лодке, умудряются что-то накопать, а потом продать. Надо заметить, что нам никто алмазов не предлагал. Сами мы ничего не нашли. Не очень, конечно, искали, да и не сильно неграненый алмаз от куска кварца отличается.
К этим заборам не стоило бы ездить, если бы не национальный парк Richtersveld. Всемогущая Alexkor отдала народу Нама (Nama People), а может, народ сам не отдал, кусок совершенно необитаемой земли. Сейчас он числится их собственностью. Кто-то даже живет там первобытной жизнью.
Это не обычный африканский парк. Здесь нет слонов, львов. Даже антилоп почти нет.
Но ехать сюда стоит. Во-первых, это действительно дикий кусок земли. Здесь вы не встретите толп туристов, дорожек гидов и прочей цивилизации. Тут можно отлично погулять с рюкзаком и палаткой. Гиды, правда, по идее есть и даже обязательны в теории, но на практике до вас никому нет дела. Администрация парка сводится к заспанной тетке в домике, который еще надо найти.
Во-вторых, здесь уникальная растительность. Дождей тут почти нет, но морской туман приносит немного воды. В результате долины поросли суккулентами. Это такие растения, как правило, с толстыми листьями, которые хранят в себе воду на многие месяцы. Нам из них наиболее знакома Красуля, или Денежное Дерево, часто встречающееся на российских подоконниках. В Richtersveld их 200 видов. А еще тут растет пахиподиум - мой любимый цветок. Я и кактусы люблю, но это чудо еще больше. Не зря местные туземцы считают пахиподиум получеловеком, считают, что в него переселяются души умерших, а сам пахиподиум похож на человека, сидящего на камушке и смотрящего закат.
От Александр Бей дорога идет грунтовая, каменистая. Машина наша к такой явно не приспособлена. Подвеска низковата. Камни то и дело крушат днище и прочие части, висящие снизу. Въехать в парк с вечера не успевали, пришлось остановиться на ночевку в Sendelingsdrif. Это небольшая гостиница для командировочных алмазодобытчиков. Находится на берегу реки в апельсиновой ферме. Хозяева долго отстаивали свое право растить апельсины на алмазном грунте. В итоге кончилось компромиссом. Земля досталась Alexkor, но апельсины по-прежнему растят, а заодно осуществляют постой горняков. Все это находится за колючей проволокой. Въезд через шлагбаум, на котором надо охраннику сказать, что едешь переночевать. Можно взять круглое бунгало или встать с палаткой. В день нашей стоянки был сильный морской туман и откровенно холодно. Мы даже достали теплые курточки. Перед этим, правда, искупались в имеющемся здесь бассейне. На удивление даже сотовая трубка работает, регистрируясь в намибийской базовой станции за 30 километров. Кроме нас в парке стоял коммандировочник француз, который весь вечер чинил свой джип. Вообще, кемпинг местами похож на рембазу горной техники.
Поужинав, пошли погулять и дойти до берега реки. Это оказалось достаточно далеко, а сам берег порос буйной растительностью. Я хотел даже искупаться, и более того, вплавь достичь запретной намибийской алмазной зоны, но к воде все было никак не подойти. А тут еще случилось страшное. На дороге попался бабуин. Я уже писал, что Таня их боится как собак, а собак она боится страшно. Более того, бабуин сказал свое веское слово "Рыыыы". Таню как ветром сдуло. Пришлось возвращаться в кемпинг.
С утра, стоило нам только пересечь границу морского тумана, как вместо утреннего холода мы оказались в страшной жаре. За бортом почти +50.
По мере пересечения границы парка дорога сильно ухудшилась. Едем по руслу реки с рыхлым песком. Несколько раз не сели только чудом, но чуть-чуть не считается. Нам таки удалось выехать на берег Оранжевой. В низовьях она совсем узкая. Сейчас засуха, и большую часть воды, видимо, забрали на орошение многочисленных плантаций. Воды явно меньше, чем за тысячи километров вверх по течению, в Лесото, в Драконовых горах. Течение достаточно быстрое. Бросили машину на берегу и пошли на многочасовую прогулку по берегу. Я все присматривал место, где можно переплыть в Намибию. В нескольких километрах вверх по течению неожиданно наткнулись на официальную площадку для кемпинга. Её построили несколько лет назад, но, похоже, посещают крайне редко. Толстый слой пыли покрыл все, что только мог. Свежие следы только звериные. Но все работает. Вода течет из крана. Это хорошо, а то мы уже собрались пить эту муть из Оранжевой. Душ тоже работает, освежились. Туалет даже работает, и бумага есть. Прямо какой-то затерянный город. Пожалуй, стоит перегнать сюда машину. Пошли разведать дорогу. Конечно, здесь нужен крутой джип. Но, если здесь подложить камушек, ехать медленно... Час ходил примеривался, а потом как разогнался... Не та, конечно, машинка. Колпак помял, бампер отвалился. Ладно, я его приделал. Зато мы теперь стоим рядом с душем под роскошным деревом. Даже не само дерево важно, а создаваемая им тень. В жаркий африканский летний полдень лежать под деревом и дремать - это просто кайф. Стало жарко - можно сходить в душ. А поскольку вокруг ни души, можно даже не одеваться после душа.
Одно зло - обезьяны. Нет, не страшные бабуины, а обычные. Они, конечно, чуть больше кошки, а кошек Танька не боится, но чуть что оставил и зазевался, так стырят вмиг. Эти твари двери в машине открывать умеют, молнии в рюкзаках. А как правильно они открывают пачку печения! И ведь не какую-нибудь там морковку с капустой воруют. Губа не дура! Вмиг находят сладкое, конфеты там всякие. Машину, в общем, надо закрывать, на улице сладкое не оставлять.
Они, правда, все равно всей стаей на машину сядут и будут дергать за ручки. Помнят, ведь оно же открывалось! Вот и дергают за все выступающие части. Ну ладно, сами они легкие и крышу не промнут. Краску поцарапают когтями, но не так чтобы сильно. Вот только гадят они много и часто. А ведь они так близки к человеку. И запах тоже близок... Так что, когда мы вернулись назад, машина была ... Как бы это культурно сказать? Что-то ее и мыть руками после этого не хочется.
Как только спала дневная жара, мы ушли на прогулку по ближайшим горам и долинам. Забрались на прибрежные вершины. Все действительно очень красиво. Впервые на территории ЮАР появилось чувство, что это мы сюда не зря зашли. Тут действительно здорово.
Вернулись к речке на закате. На ночевку встали в палатке, прямо у воды. Это была лучшая ночевка в палатке за всю поездку. Вокруг ни души. Шуршит вода на порогах. Лунная дорожка, южный крест встает из-за гор. У нас непременная бутылка Orange River. С собой взято мясо для барбекю. Скорпионы только под ногами ползают, да ну бог с ними. Смертельно ядовиты они только в сказках.
С наступлением темноты я таки переплыл речку и оказался в Намибии, в запретной алмазной зоне. Разницы, конечно, никакой, но если бы я знал в школе, что такое со мной случится!
Решив, что на этот раз минутного пребывания в стране мне вполне хватит, вернулся назад допивать бутылку и смотреть на звезды. Выспались просто отлично. Проспали восход солнца и утреннюю прохладу. Ну и ладно. Надо же дать организму отдохнуть. Зато не спеша выпили утренний кофе, раз-другой.
Дорога назад оказалась более трагической. На выезде из кемпинга, при пересечении с разгону канавы, я сильно помял диск, сломал колпак, пробил резину. Не говоря о том, что бампер опять отвалился. И зачем я его приделывал? Пусть лучше в салоне поваляется. Запаска, к счастью, в машине есть. Насоса вот только нет, а от удара спустило и второе колесо. Не до конца, правда. Ехать можно. Вопрос, как долго. Отсюда до асфальта сотня-другая километров. А сколько еще камней и ухабов! На улице достаточно жарко, и поломка машины может оказаться большой неприятностью. До деревни десятки километров, а люди тут появляются не каждую неделю.
Не знаю, как, но выехать из долины Оранжевой все-таки удалось. Мы поверили в спасение и вместо того, чтобы возвращаться в цивилизацию, повернули в другую сторону - дальше в горы. Там климат жарче, и пахиподиумы толще. Им, видите ли, на берегу прохладно.
Из парка мы выехали успешно, но и только. На пути в Александр Бей (Alexander Bay) около ответвления на Sendelingsdrif после неудачного наезда на камень спустило второе колесо. К счастью, резина вроде цела. Телефон не работает, нет сети, так что вызвать цивилизованных ремонтников не удалось. Мы было уже совсем расстроились, как вдруг неожиданно объявился крестьянин на разваливающемся джипе. На удивление остановился. Еще более удивительно то, что у него был ручной насос. Более того, колесо надулось, и вроде даже воздух из него не выходит. Свиста, во всяком случае, нет. Чудо, да и только. Можно ехать. Каждый километр приближает нас к цивилизации и, следовательно, шиномонтажу. До Александр Бей добрались успешно. Заправились, подкачали колесо. Шиномонтажа рабочего, правда, не нашли. Воскресенье, вечер, и закрыто все. Рискнули ехать дальше в Прот Наллох. Тут дорога уже асфальтовая, и проблем быть не должно. Так и вышло.
Порт Нолох (Port Nolloth) - единственный порт на западном берегу. Используется он исключительно алмазными компаниями.
Времена изменились, и большинство грузов перевозятся по автодорогам. Порт почти заброшен. Только несколько рыболовецких посудин выходят в море. Да и алмазодобытчики-нелегалы базируются здесь.
Обычный маленький сонный городишко, но в нем есть один уникальный отель Bedrock Lodge (tel.027-851-8865/7176). В доме начала века воссоздана, а вернее просто не убрана, обстановка начала 20 века. Старая мебель. Посуда и прочая утварь лежит по шкафам. На вешалках висит даже одежда. Во все это запускают постояльцев, и они могут всем этим пользоваться. Фактически музей вам передан в полное расположение. За ночь берут всего 250. Это меньше, чем маленький стандартный номер в крупном городе, а ведь здесь нам достались целых 3 огромных комнаты.
В таком чуде хочется простоять не один день. Окна выходят на море, в которое садится оранжевое солнце. Даже зеленый луч увидели второй раз в жизни. У моря не жарко. Температура чуть больше двадцати. Дети плещутся на пляже. Не жарко и не холодно. Ветер развевает старинные тюлевые занавески. Нет, нескольких дней покоя тут не хватит, тут надо прожить остаток жизни. Сладкая тоска заняла все сознание. Может, это тоска по детству. Похоже, такие занавески висели в нашем доме 40 лет назад. Может, по покою. В "Мастере и Маргарите" все кончилось таким домиком в горах. У меня всегда была надежда когда-нибудь потом пожить в таком. Не торопясь, без суеты.
Стемнело, зажглись маячки. Рыбаки вернулись домой. По-прежнему тепло. За окном на фоне звезд мигает вывеска "Happy New Year 2005" с Дедом Морозом. Этот день я запомню на всю жизнь. Мы ведь и начали его так красиво, в палатке на берегу Оранжевой.
Утро очередного дня началось с ремонта машины. Шиномонтаж нашли быстро. С виду вроде приличный, но диски на нем выправили кувалдой. Дырки заделали каким-то невиданным способом, так, что из бывшего отверстия торчал кусок веревки. Сказали, что он по мере езды сам отвалится. С каждого колеса взяли по 10 рандов - чуть больше доллара. Стакан чая столько стоит. Страшно как-то на таких колесах ездить, но выбора нет. Опасения не оправдались, до конца нашей поездки их хватило.
Следующий этап - мойка. 1000 километров по пыли и грунту, да еще и обезьяний помет покрыл машину толстой вонючей коркой. Отмывали и пылесосили ее дольше часа. Даже какой-то жижей замазали царапины на дисках и бамперах. Теперь машина почти как новая. У меня появились надежды, что, пожалуй, при ее сдаче Авису не будет скандала, ведь самые тяжелые дороги мы проехали и впереди цивилизация и асфальт.
Увы, вскоре, на выезде с парковки, мне в задний бампер въехал белый фермер. Он сильно извинялся. Можно было, конечно, оформлять ДТП, но потери невелики и, главное, незаметны. Был у меня поломан передний бампер, теперь еще и задний. Ладно, время дороже, франшиза одна и, видимо, уже выбрана. Едем дальше.
На западном берегу еще много интересных мест, но уже пора в Кейптаун. У нас там есть оплаченный отель. Вроде и не по пути, но денег жалко. Ох, как я ненавижу заранее оплаченные отели. Сколько раз клялся, что при очередной покупке визы через резервирование немедленно уничтожу информацию о том, что же я там и где оплатил. Но в этот раз мы воспользовались отелем Риц. Это высотное здание в центре города, точнее, в районе Sea Point. Кейптаун построен на горах, и они делят его на несколько центров. Смотрим прайс-лист. Оказывается, резервирование из России стоило нам дороже, чем если бы мы обратились в этот отель самостоятельно, а ведь он и так недешев. Конечно, он в центре, но когда у вас есть машина, это скорее не преимущество, а недостаток. Сначала надо к нему продираться через многочисленные пробки по узким улочкам, потом за деньги парковать машину, наконец, выезжать. Куда проще встать в мотеле в нескольких десятках километров от города.
Кейптаун объявлен безопасным городом. Огромное количество полиции добилось того, что по всему центру можно безопасно гулять, даже вечером. Народ этим с удовольствием пользуется. Улицы полны людей до позднего вечера. Бегают по набережным. Даже одинокие девушки в мини-юбках не боятся выходить из дому. В ЮАР в целом очень часты изнасилования. Все меры предосторожности в большинстве городов не спасают, и почти все рано или поздно попадаются. Проблему усугубляет СПИД. Большинство насильников им больны. Если послушать местное молодежное радио, в котором в прямой эфир звонят слушатели, то очень часто встречаются девицы из приличных районов, которые не выходили из дому, прятались как могли, но попались в школе, и теперь больны СПИДом, беременны, и спрашивают, как дальше жить. Ужесточение мер наказания к насильникам дает только усугубление проблемы. Для них насиловать и быть за это казненным - лучший выход, чем медленная смерть от СПИДа.
Самая главная достопримечательность Кейптауна - это Столовая гора. Конечно, таких тут тысячи, но именно она оказалась рядом с городом и получила мировую известность, и даже попала на звездное небо в виде созвездия. На вершине национальный парк. Смотреть там положено травяную растительность и птиц. Всего на горе встречаются 2285 видов растений. Для сравнения во всей Англии 1492. Для прогулок построены несколько дорожек, с которых не положено сходить. Попасть на гору можно за 110 рандов по канатной дороге. Можно и пешком. Несмотря на кажущуюся отвесность скал сотни тропинок ведут к вершине. Большинство из них требуют только минимальной физической выносливости, чтобы подняться на километровую высоту по жаре. Стоит еще отметить, что на вершине можно поесть и купить воды, но это в три раза дороже, чем в городе. Автодороги на вершину нет. С северной стороны можно подъехать почти до вершины по грунтовке до небольшого водохранилища, но идти придется немало и уж проще с самого начала подниматься пешком.
Кажущаяся отвесной стена горы освещается ночью мощными прожекторами. Такого грандиозного объекта для осветителей, пожалуй, нет нигде в мире.
Лучше смотреть гору издалека, так, как ее видели моряки, заходившие в порт и давшие ей такое название. Такую каноническую картинку можно увидеть, не выходя в море. Достаточно переехать на другой берег залива в Table Bay. Особенно красиво там оказаться на закате.
Кроме Столовой горы есть еще Голова Льва. Острый останец между Столовой горой и морем. Его высота 670 метров. На вершину можно подняться только пешком. Тропа хорошо обустроена, но достаточно крутая. Мне больше понравилось восхождение на Голову. Народу меньше, а вид ничуть не хуже.
В самом городе стоит сходить на Water Front - старый порт, превращенный в вылизанный торговый центр в основном для туристов. На удивление, цены не очень большие, и это вполне подходящее место купить сувениров, например шкуру какого-нибудь зверя, или его чучело. Выделанная шкура зебры стоит около $1000. Голова антилопы или бородавочника от $400 до $1000. Есть, конечно, и более дешевые безделушки.
От Ватерфронта отправляются яхты, на которых катают туристов по морю. (www.waterfrontboats.co.za) Наиболее популярен маршрут на заходе солнца с шампанским. Можно плавать на катере, но лучше на парусной яхте. Так мы и сделали. Заплыв длится 2 часа. Несмотря на то, что в городе было жарко и безветренно, в море, совсем недалеко от берега, дул сильный ветер. Мы стояли на открытой палубе, и нас постоянно обливало брызгами волн, разбивавшихся о борт яхты. В итоге мы промокли насквозь. Стало очень холодно, и шампанское было как раз кстати, чтобы согреться. Сами мы, конечно, согрелись и высохли, но видеокамеру, фотоаппарат и паспорта немного подмочили. Надо было брать куртки и герметичный мешок для вещей.
Главный центр с небоскребами тоже полон магазинов, но они, скорее, для местных. Население его в основном черное, но вполне безопасное. В нем же находится крепость, с которой начинался город. Современные стены построены в 1700 году и очень похожи на Петропавловскую крепость в С.-Петербурге.
За Столовой горой нет холодных ветров с моря, и климат мягче, а растительность гуще. Это определило место Кейптаунского ботанического сада (www.nbi.ac.za). Если верить Lonely Planet, то он один из лучших в мире. На прогулку по нему мы отвели целый вечер. Сад действительно красивый и большой. От ухода и своевременного полива деревья выросли до гигантских размеров. Особенно меня радуют фикусы. Это же надо так вырасти. Совсем другое дело, чем в кадке кинотеатра.
Народ в ЮАР разный, и, видимо, привык жить свободно. Поэтому в парке всюду стоят таблички - что можно, а что нельзя. Попробуйте догадаться, что значит каждая из них.
Всего в Кейптауне, используя отель, мы простояли три ночи. Кейптаун красив, и два дня, может, даже мало для прогулок по нему, но нас уже тянет на природу. В городе мы и так живем весь оставшийся год.
В семидесяти километрах к югу от Кейптауна Африка кончается, и начинается океан. Мыс Доброй Надежды - не самая южная точка континента, но, наверное, самая знаменитая. Скалистая коса, уходящая в море, объявлена национальным парком и входит в состав Table Mountain NP. По парку проложена отличная сеть асфальтовых дорог и до самой южной точки от автостоянки не больше ста метров, но у организованных туристов принято на фуникулере ездить на соседнюю гору с двумя маяками, метеостанцией и видом на истинный мыс Доброй Надежды. К сожалению, на маяки не пускают. Даже дорожка до одного из них закрыта. Кроме маяков на мысе множество военных построек времен второй мировой. Уж не знаю, что мешало вражьим судам пройти на сотню километров южнее, за пределами досягаемости береговой артиллерии, но пушек тут понаставили.
Из живой природы на мысе много страусов, дизи и морских птиц, в том числе колония африканских пингвинов. Место их гнездования на Boulders Beach около городка Simon's Town. www.cpnp.co.za Все окультурено, вход платный, но зато пингвинов действительно много, в том числе и днем.
От Кейптауна по южному побережью страны начинаются курорты. Множество маленьких городков примыкают друг к другу. Народ на море здесь ездит даже не купаться. На огромном пляже может оказаться всего несколько человек, которые отважились залезть в воду. Основная масса отдыхающих - серфингисты. Вода тут, конечно, холодновата - около 20 градусов. Юг африканского континента омывают холодные течения, правда, нет худа без добра. По такому морозу акулы не плавают.
Островком среди этого царства цивилизации остался мыс Игольный. Там создан одноименный национальный парк. Охраняют там растительность, черепах и птиц. Поскольку львов нет, то можно гулять без всяких заборов. Сам мыс Игольный пологий и не так впечатляет, как мыс Доброй надежды, но зато именно он является самой южной точкой Африки. Мы подъехали к Игольному уже на закате и остановились на ночь в ближайшем городке.
Закат встретили на мысу. Считается, что это точка, где Атлантический океан переходит в Индийский. Даже знак стоит. Я было хотел переплыть из океана в океан, как вдруг объявилась молодая парочка, с явным желанием дождаться нашего ухода и заняться сексом на самой южной точке. Эх, молодежь. Ладно, это то, где нам остается только уступить место.
Из океана в океан я перешел на следующий день пешком. В избранность этой точки на карте мира можно поверить, посмотрев ее географические координаты. Самый южный камушек это 34o50.007'S 20o00.000'E. 9 нулей это круто. Такое случайно не случается. Это круче, чем выиграть в лотерею с первого раза миллион.
Конечно, такой мыс не может быть без маяка. На Игольном это - музей и кафе, вдобавок к основной функции - светить в море. На маяк можно подняться. Увы, прогресс превратил маяк в обычную лампочку, управляемую процессором, да и то не нужную. На любом корабле GPS. Это раньше надо было газ подвозить, зажигать газовую горелку. Обязательно был смотритель маяка.
В музее - история маяка, его славное прошлое. Есть раздел и про современные маяки. Под картой мира можно посмотреть фотографии маяков разных стран. Россия на ней отнесена вместе с Турцией к Балканам и представлена питерскими ростральными колоннами. Их газовые факелы показывают, что еще не всюду в мире изобретено электричество. Кто-то из русо туристо стрелочкой перенес Россию в Европу, но вот пополнить коллекцию фотографиями настоящих маяков надо бы. Дойдут руки - пошлю письмецо.
По мере продвижения на восток пустынный климат сменяется субтропическим. Дожди становятся частыми, леса густыми дебрями. Wilderness NP - это кусочек сохраненного леса западнее Книсны, отличное место переночевать в кемпинге, немного погулять, или даже покататься на байдарке. Байдарка нам не досталась, но не жалко. Оказывается, проплыть можно лишь по километру-другому реки. Дальше начинаются водопады. Куда лучше все это пройти пешком. Тропа достаточно дикая, и речку пришлось переходить в брод. Охраняют в парке птиц и особенно зимородков, коих в нем действительно много.
Сама Книсна (Knysna) - типичный городок для организованного туриста и интереса не представляет, зато к северу от нее начинается эвкалиптовый лес, в котором до сих пор обитают дикие слоны. Национальных парков, конечно, много, но в настоящей дикости слоны в наши дни почти не живут.
В лесу у Книсны слоны с человеком не дружат. Рядом очень много апельсиновых плантаций, и это очень вкусно. Забор от слона нужен, видимо, бетонный, метров 5 высотой, как в Израиле от арабов. У фермеров денег на такой нет, зато есть ружья. Слоны, хоть и умные, но год от года делают набеги за апельсинами, а фермеры их убивают десятками.
Нет, чтобы понять, что все претензии сводятся к апельсинам, так слоны обиделись на весь род людской. Прячутся. Найти их в лесу очень трудно, но они есть. Видимо, всю злобу они вымещают на дорожных знаках, в результате дорожники их тоже не любят. Бывали случаи, когда они крушили автомашины. Теперь при въезде в лес стоит знак, что, мол, въезд на свой страх и риск. Если потопчут, то мы предупреждали.
По лесу можно кататься на машине. Особенно на джипе, т.к. только главная дорога на Prince Alfred's Pass проходима для маленьких легковушек. Еще лучше погулять пешком. Для этого положено получить разрешение. А как же иначе можно в культурной стране идти в лес со слонами. Безопасность там всякая, иски судебные местным властям. Спросят потом: "Кто разрешил?" Но ЮАР не только цивилизованная страна, это еще и свободная страна. Разрешение на вход в лес можно выписать самостоятельно, самому себе. Раз уж сам себе разрешил, то кто же тебе запретит - иди.
Шанс увидеть дикого слона, конечно, ничтожно мал. Зато в соседнем слоновьем парке это без проблем. Парки в Африке делятся на обычные национальные и частные, которые, как правило, имеют в своем названии слово Game. Если в первых животные живут своей жизнью, просто человек им не мешает, то в Game все больше напоминает зоопарк. В Knysna Elephant Park вас подведут к почти ручным слонам. Дополнительно можно купить ведро фруктов и кормить их с рук. Почти все слоны в парке - это подобранные и выкормленные слонята, чьих родителей убили за набеги в апельсиновый сад. Есть, правда, уже и свои слонята, родившиеся в парке. К одному своему слоненку слонихе можно подсунуть несколько чужих. Она их отличает и кормит во вторую очередь, но все равно не бросает. Зато такого слоненка можно поймать, погладить, подергать за хвост и хобот, поиграть. Свой-то слоненок живет у мамы между ног, его оттуда не вытащить, да и если вытащить, то маме это не понравится. Как даст хоботом, а то и просто затопчет. Но чужому слоненку приходится бегать вокруг кругами. Играть со слоненком одно удовольствие. Хобот у него мягкий, вид серьезный. По силе я примерно равен годовалому слону. Во всяком случае, я его могу удержать и остановить, но, конечно, не поднять. Взрослый слон вести 2-3 тонны и больше человека в 20-40 раз, во столько же раз, во сколько человек больше котенка.
Слоны умны и обидчивы. И если со слоненком можно делать что угодно, то даже ручной взрослый слон может дать сдачи, если что не понравится. Во всяком случае, когда я его дернул за хвост, смотрители испугались и отогнали меня. Говорят, это у слонов признак неуважения. Еще в инструкции по обращению со слонами не рекомендуется оказываться между двух слонов. Они прислонятся друг другу и раздавят. Что с них возьмешь - слоны. Еще слон может сесть на обидчика и отдохнуть. В природе они опаснее льва. Людей от них гибнет больше. Если слониха решила, что ты ей мешаешь, то она может побежать и убить. В отличие от хищников, от слона стоит при нападении убегать. Собственно, это демонстрация поражения, а слону большего и не надо. Слон, кстати, часто только пугает. Разгонится, подбежит на расстояние в метр и резко встанет, так и не дотронувшись до возмутителя спокойствия. Может, правда, и не остановиться. Убежать, кстати, от слона трудно. Бегает он со скоростью 60 километров в час, в два раза быстрее чемпиона на стометровке. Правда, дольше 300 метров он так бегать не может - устает.
Все разговоры, что лев царь зверей - это все ерунда. Настоящий царь Африки - слон. Если лев ему помешал, то придется сматывать всем прайдом, а иначе хоботом по загривку и на корм шакалам.
Хоть в Game парке все ручное, но сходить туда стоит. В диком парке увидеть зверей с такого расстояния не удастся, не говоря уже о возможности обняться со львом, дернуть за хвост слона и посидеть на носороге.
Прибрежная дорога N2 пересекает многочисленные каньоны рек, впадающих в океан. За последние десятилетия через них сделаны отличные мосты. Самый высокий из них - через Bloukrans River, не доезжая Storm River, если ехать от Книсны. Его высота 260 метров. Почти Эйфелева башня.
Так вот, на этом мосту устроена самая высокая в мире тарзанка. Это когда тебя привязывают за ноги к резиновой веревке и ты прыгаешь и летишь свободно, пока веревка не кончится. А когда кончится, летишь назад вверх, как шалтай болтай. Если, конечно, веревка не оборвется.
По науке это называется Банги Джамп (Bungee Jump). Зародилась эта идея в Новой Зеландии. Там, собственно, туземцы так прыгали на лиане спокон веков. Там это составная часть обряда инициации мужчины. Туземцы прыгают с 10 метров. В Новой Зеландии с 70-80. Выше считается опасно, и в самой высокой новозеландской тарзанке с высоты 130 метров человека уже привязывают не за ноги, а крепят за пояс, и прыгает он вниз ногами. Фанаты, конечно, прыгают всеми способами, в том числе с вертолета, но и здесь 200 метров считаются пределом. В ЮАР, видимо, народ прочнее, а может, цена жизни меньше. Во всяком случае, здесь тарзанка имеет высоту свободного полета 216 метров. Выше нигде нет. Это подтверждено записью в книге Гинесса.
Как гласит местная реклама: "Страшно будет несколько минут, а жалеть, если не прыгнешь, будешь всю жизнь". Я и так всю жизнь с этого моста спрыгнуть хотел, так что выбора у меня нет. Надо прыгать. Цена одиночного прыжка 550 рандов. Раз в час набирают группу и ведут ее к старту. Боязно становится еще по дороге. Собственно прыгают не с проезжей части, а с верхней площадки дуги, на которую опирается мост. Для того, чтобы пройти до середины моста, из металлической решетки сделан подвесной мостик. Идешь себе. Под ногами все качается, а вниз вид как с самолета. Там внизу облака, а за ними в дымке лес. Прыгать еще страшнее. У меня уже есть новозеландский опыт, но все равно страшно. Интересно, что в Новой Зеландии народ прыгать боится. Его уговаривают, три раза считают "три, два, один, пуск", и только после этого скидывают силой. В ЮАР все смелые. Прыгают с первого раза.
Для меня, как самого тяжелого, пришлось ставить самую толстую веревку. Сделать шаг в пропасть, конечно, страшно, но зато потом все в кайф. Ты летишь 15 секунд совершенно свободно, как парашютист. Только кольца, за которое дергать, никак не найти. Земля стремительно приближается. Становятся различимы ветки на деревьях, и тут тебя дергают за ноги со страшной силой. Ускорение внизу 5 g. Чувство, что сейчас весь твой организм отвалится от скелета и полетит дальше. Длится это недолго, секунды две. После этого ты опять в невесомости и летишь к мосту. Теперь он где-то вдали за облаками. Некое время кажется, что долетишь и стукнешься головой. Потом все повторяется. В нижней точке, конечно, ускорение уже не то.
На многих тарзанках тебя снимают с веревки в нижней точке, и вверх возвращаешься бегом по лестнице. Здесь внизу порожистая горная речка и скалы. К тому же 260 метров вверх по жаре, по лестнице не всякий пройдет, поэтому к повисшему посередине прыгуну спускается как паук мужик на тросе, цепляет к себе и поднимает на площадку, с которой прыгал. Занимает это несколько минут, в течение которых приходится висеть вниз головой над пропастью. Это, кстати, уже совсем не страшно. К этому моменту организм понял, что может летать без проблем.
Кроме прыжков вниз головой, тут есть более простое средство полетать, для не особо продвинутых. Называется Fly Fox - Летучая Лиса. Человека крепят под тросом, подвешенным над рекой с уклоном, и по нему отправляют на другой берег. Прыгать Таня отказалась категорически, лисой полетать тоже, но о последнем жалеет.
Сам я просто счастлив. Хорошее настроение на день-другой гарантировано. Организм у меня без адреналина просто чахнет, а тут хоть немного, но подзарядился энергией.
На ночь встали на еще одном африканском мысу Cape St. Francis в одноименной деревне, не доезжая Порт-Элизабета. Считается, что в расположенном по близости Jeffrey's Bay - самое лучшее место для серфинга. Действительно, все море серфингистами просто кишит. Народу многовато, и пришлось потратить час на поиск жилья. Во всех предыдущих стоянках место находилось за несколько минут. Собственно, и тут места были, только очень дорогие по 600-1000 рандов, а мы хотели и впоследствии нашли за 250. Домик, кстати, был очень симпатичный и ничуть не хуже того, что в разы дороже. (Cape St. Francis 16 Stavenisse Av. t. 042-2980298)
Еще раз погуляли и посмотрели закат, на маяк, на семью смотрителя, до сих пор живущую в нем, на детей, которые каждый вечер сморят на океан и заходящее в него солнце - растут в такой красоте!
Цивилизованные страны богаты запретами, но такого я еще не видел. На каменном мысу, вдали от людей, запрещено брать с собой камни. Это напоминает воровство снега зимой.
С утра, следуя указателю на дороге, свернули в очередной частный Game парк со львами. К сожалению, я не запомнил, как он называется и где точно расположен, а жаль, так как парк хороший. Здесь уже можно погулять среди львов. На машине можно к ним подъезжать совсем близко, или, гуляя пешком, смотреть из-за забора. Львы были совсем сонные. Так хотелось выйти и дернуть за хвост, но, увы, смотрители рядом, а я их боюсь. Зато остановиться и открыть дверь можно. Это не заметно. В итоге на морду львицы удалось посмотреть с двадцати сантиметров. Тут можно даже увидеть азиатских тигров, которые в Африке не водятся. Не говоря о жирафах и зебрах. Львов в Game парках кормят не живой пищей, а кидают тушу из магазина. Они всегда сыты, сонны и, видимо, чтобы они проснулись и укусили, их надо долго бить ногой по морде.
Порт Элизабет оказался довольно неинтересным городом. В старую портовую часть города ходить белым людям не рекомендуется, но в наши дни, похоже, это уже не актуально. Полиция добилась минимального порядка.
Чуть севернее города большой участок земли отведен под слоновий парк Addo Elephant NP. Близость большого города и распаханные поля вокруг вызвали у меня подозрения, что это просто зоопарк, но в действительности оказалось, что это один из лучших парков страны. Стадо слонов на водопое лучше нигде не увидеть. Их сейчас тут 326, а начиналось все с 11 штук в 1931 году. В планах парк расширить и взять на постой 2500. Львы тоже водятся. Прямо на одной из парковок валялась свежесъеденная антилопа.
Лучше всего остановиться в парке на ночь, чтобы вечер и самое раннее утро провести в нем. Особенно вечер. Слоны повсюду на фоне заката. Эх, жаль, положено ехать в кемпинг к сроку, в то время, когда только все началось. Но не всегда удается проехать. Стадо слонов может заслонить дорогу. Пусть лингвисты-филологи утверждают что хотят! Я теперь точно знаю, что такое заслонить, и откуда взялось это слово, да и слоняться тоже. Это просто незабываемое чувство, когда ты в машине, а вокруг стадо слонов, слонята в окно заглядывают. Хобот суют, молоко от мамы пьют. У слонихи вымя как у человеческой женщины - между передних ног, и такое же по форме. На водопое слонята балуются, валяются в грязи. Мама их вытаскивает хоботом, поливает водой. Стадо слонов имеет сложную социальную организацию. Например, если кто гулял сам по себе, а потом вернулся к стаду, то положено поздороваться хоботом.
Слон живет, как человек - лет семьдесят. Слоненок растет до 14, после чего самец выгоняется, а самка становится частью стада. Беременность у слонихи длится 2 года. Молоко слоненок может пить до 5 лет. Одновременно при слонихе может быть четыре поколения слонят. Рождаются они по одному. До года слоненок очень бестолковый, и без мамы не может сделать и шагу.
А как они гадят на дороге. После прохождения стада сплошные кучи по несколько ведер в каждой.
Люблю я слонов. Про них бы только и писал. Еще в Аддо много бородавочников (Warthog). Это такой южный кабан. Труслив, быстро бегает, хрюкает. Милейшее животное. Говорят, что не совсем безопасное, но что-то верится с трудом. В детстве, в книжке про Мюнхаузена, была ужасная картинка вепря. Я после нее кабанов боялся, а потом, когда увидел картинку бородавочника, то подумал, что если такого увижу, то точно умру со страху. Вот увидел. И жив. В ЮАР его чучело продается. Все жалею, что не купил. С ним, конечно, ездить было бы затруднительно, но иметь такую морду на стенке...
Природу в последние годы охраняют все более и более рьяно. Вот в Аддо парке уже положено, когда едешь на машине, уступать дорогу жуку скарабею. Да, прошли времена, когда слово человек звучало гордо. Жука, конечно, жалко, я его давить и так бы не стал. Хуже, что мест, где можно погулять с палаткой, без тропинок и обустроенных площадок для кемпинга в мире все меньше. По правилам в ЮАР так отдыхать можно только в Great Fish River Reserve, по берегам одноименной реки к западу от Порт Элизабет. Конечно, если ставить палатку в темноте и снимать ее утром, то никто не поймает, но свободу хочется иметь по закону.
Следующий большой город, Ист Лондон (East London), тоже спокойно можно пропустить. Разве что заехать в супермаркет. Они здесь такие же, как в Европе, и затоварить машину продовольствием в них проще, чем гулять по мелким магазинчикам. Кемпинг-газ есть только в сети Games.
Придорожная торговля развита в негритянских городах, а на шоссе можно купить разве что только фрукты. На некоторых участках дорог торговать запрещено. Для этого придуман специальный дорожный знак с перечеркнутой бабкой, торгующей мандаринами. Вот только выполнять его требования никто не спешит. Прямо под ним стоит бабка и торгует мандаринами.
Еще на дорогах стоит знак "автостоп запрещен" - перечеркнутый кулак с поднятым большим пальцем. Я, первый раз такой увидев, подумал "въедешь - хорошо тебе не будет". Автостоп в ЮАР, кстати, распространен.
Лимонадный Джо
От: Thursday, January 08, 2009 2:53:58 PM

Ранг: Админ
Группа: Administration , Member, Модератор

Регистрация: 11/28/2008
Сообщений: 1,199
[Points]: 797
В тот вечер мы долго ехали на северо-восток. Погода испортилась, и вместо привычной африканской жары мы попали в нечто похожее на питерский сентябрь. Заночевали в Riverside - небольшом черном городке не доезжая Питермарицсбурга (Pietermaritzburg), в котором погуляли следующим утром.

Не все Драконовы горы находятся на территории Лесото. Их восточный склон в составе ЮАР объявлен национальным парком Ukhahlamba-Drakensberg Park. Это самое популярное место для пеших прогулок. Формально положено ходить по размеченным тропам, но все, кто хотят гулять и ночевать где захочется, делают это. К сожалению, лето в горах дождливое, и нам пришлось ограничиться утренней вылазкой до начала послеобеденной грозы. Долины ручьев поросли субтропическим лесом, вершины - альпийские луга. Народ толчется в нескольких километрах от входа, а дальше тишь да благодать. Прогулка вышла отличная. Когда облака сгустились, пришлось эвакуироваться и ехать дальше. Хотелось заночевать где-то неподалеку, но в парке было дорого, да и рано еще. Поехали на север к столице. Вот тут случилось странное. Если до этого указатели на всевозможные отельчики были на каждом повороте, то после въезда во Free State они кончились как вид. Мы стали заезжать в придорожные города. Отелей почти нет, а те, что есть, заселены какими-то работягами, например китайцами, которые живут давно. Здесь нас явно не ждут. Это все печально, так как с каждым километром мы приближаемся к Йоханнесбургу, городу, в котором ночью искать жилье весьма опасно, но делать нечего. К 11 вечера мы таки выехали на городскую окружную. Пришлось ехать к аэропорту, где с десятой попытки, в Holliday Inn, за 700 рандов удалось-таки найти место.

Нам нужна виза Свазиленда. Есть консульство в Йоханнесбурге, но безопаснее обратиться в Преторию, тем более, что до нее всего 40 километров. Консульство оказалось прямо перед главным правительственным зданием страны. Визу ставят за 40 рандов всем желающим. Надо только указать погранпереход на въезд и выезд, причем потом можно въехать в совсем другом месте. Если паспорт сдать до 11 утра, по после 14 его можно забрать. У нас появилось свободное время.
Обошли правительственное здание на холме. Прилегающий парк в идеальном состоянии. Я помню его еще по картинкам из советских газет, рассказывавших про зверские преступления расистского режима. Вся пресловутая мировая общественность тогда травила белое правительство. Вот дотравила. Стало ли здесь жить лучше, не очень ясно. Пока, наверное, ЮАР - единственная страна, где после ухода колонизаторов не стало много хуже.
Немного погуляв по Претории, мы решили, что пора сунуться в центр Йоханнесбурга. Не так страшен черт, как его малюют. Из машины выходить не будем.

Нашли подходящий съезд с автострады. Внизу усиленный наряд полиции. Такое впечатление, что они плотным кольцом, плечо к плечу окружили весь неблагонадежный центр.
На улицах действительно почти одни негры, но белые все же встречаются. Видимо, это зависит от конкретной улицы. На одной из них нам просто в окно крикнули: "Это африканская улица, белым здесь нечего делать, даже на машине, убирайтесь вон". Да, веселое местечко. Торжество национально-освободительного движения. Много весьма приличных небоскребов. Неужели в них работают только черные? Видимо, народ приезжает на машинах и паркуется под землей. Попадаются и брошенные здания. Стекла выбиты, внутри бомжатник. Вот это - то население, которое опасно. Действительно, на улицах полно народу бандитской внешности.

Прямо на ходу пытаюсь фотографировать здания. Таня этого делать не хочет, а если она чего не хочет, то уговаривать бесполезно. Эх, мне бы хотя бы три руки. Еду медленно, смотрю по сторонам. Перекресток с красным светофором, это подарок. Можно осмотреться. При виде желтого встаю. И тут в меня въезжает маршрутное такси. Выскакивает водитель, заведенный, орет: "он ехал слишком медленно, он встал перед желтым светофором, он виноват, он разбил мою машину, ему вообще здесь нечего ездить". Я ответил встречным криком. У нас в России я многих могу перекричать, но африканский темперамент покруче. Стал собираться народ. Сочувствия в глазах не видно. Пожалуй, это не лучшее место добиваться правосудия. У нас даже паспортов нет. Они ведь в посольстве. Наверно, я зря вышел из машины. Мой бампер, в общем, цел. Ну, отвалился, так это уже в третий раз. Приделаю. Однако же прочный он. В автобусе все фары разбиты. Мужик по-прежнему орет: "полиция, дайте мне полицию, он ехал слишком медленно, мои фары, чем я буду кормить семью, эти белые, от них только горе, он отнял мои тысячи рандов..." Ситуацию разрядили задние водители. Мол, загородили всю проезжую часть. Освободите перекресток. Ну, мы сели в машины. Автобус поехал парковаться, демонстративно гудя, обогнал меня и встал у обочины. Поток рванул вперед, а я быстро ушел налево и был таков. Мужик было дернулся, да поздно. Слабо ему три ряда вмиг пересечь. Вот так я покинул место ДТП. В конце концов, если потом меня поймают, так не в бандитском центре города.

Дорогу назад на автостраду, оказалось, найти непросто. Несколько часов мы кружили по всяким пригородам, всякий раз проезжая под или над дорогой, прежде чем не выехали на кольцевую на юге города. Чуть в посольство за паспортами не опоздали.

Теперь у нас есть виза, и будущее определено. Купили билеты из Свазиленда в Йоханнесбург. Виза у нас кончается 31 января, а билеты на 7 февраля. Эти дни мы отсидим в Свазиленде. Там и машину оставим, а ЮАР проедем через транзитный зал аэропорта.

В столицах нам больше нечего делать. Быстро покидаем Преторию и берем курс на север.
Там город Петербург (Pietersburg). Никакого отношения к российскому он не имеет. Был тут свой Петр, сбежавший из Мозамбика от малярии и туземцев. Теперь тут живет 300 тысяч человек, и город - столица северной провинции. Достопримечательностей тут особых нет. На ночевку встали в кемпинге Union Caravan Park.
Утром доехали до Мессины (Messina). Это самый северный город страны, на границе с Зимбабве. Климат сильно изменился. Мы переехали тропик Козерога. По обочинам стали попадаться баобабы. Как удобно под ними делать придорожные парковки. Вот это дерево, так дерево. Не зря на знаке скамеечка под деревом нарисована. Не то, что в пустыне.
Встали перекусить. Под столиком валяется выеденная шкурка вяленого крокодила и банка пива. Вот так тут принято выпить и закусить. Не доезжая Мессины, баобабовый лес охраняется и имеет статус национального парка. Можно пойти гулять пешком, можно на машине. Мы сделали и то, и другое. Наша машинка эту дорогу преодолела с трудом. Камни, ухабы, песчаные русла рек. Я уже думал, что не выедем. Пешком оно лучше. Жарковато, конечно. В тени за сорок. Зато лазаешь по баобабам. Жирафов пугаешь. Тут еще возникла необходимость в Россию по делам звонить. Вот кадр, средь баобабов и жирафов - и говоришь о каких-то офисных делах.

К вечеру добрались до недавно образованного парка Лимпопо. Для нас нашлось место в дальнем углу парка на берегу Лимпопо. Называется это сафари тент, но класса люкс. Под большим деревом действительно натянут тент, но внутри него все, что надо для жизни. Полный набор посуды, СВЧ печка, душ, вентилятор. От парка он огорожен забором, за которым ходят звери. Антилопы всякие постоянно, слоны почти каждую ночь. Иногда прямо на ветвях соседнего дерева сидит леопард. С последним нам не повезло, но в записях гостевой книги о леопарде постоянно пишут. Место потрясающе удобное. Даже телефонная трубка поймала какую-то сеть в соседней Ботсване. Вокруг тишина. Во всем лагере мы одни.
Решили объявить праздник. Достали дежурную бутылку. Вот это место! Просто не верится, что это все нам, родившимся за железным занавесом в одном большом советском концлагере. Нам довелось его пережить. Конечно, он возрождается на глазах вновь. Все время мучает мысль, что это, может, последний раз. Возьмут и закроют границы. Ну, ничего. Тех пережили, и этих переживем.

С утра пошел купаться в Лимпопо. Конечно, крокодилы есть, но уж как-нибудь. Их, кстати недавно сюда завезли. Много лет назад их всех перебили, но теперь восстанавливают поголовье. Говорят, не очень успешно. Пока они не отросли до 5 метров, надо срочно купаться. Увы, не крокодилы, оказывается, самое страшное. Куда хуже то, что мы в национальном парке, а река нет. По самому берегу идет забор. Да еще какой забор - три ряда колючей проволоки под током. Вот и искупался. Зато на обратном пути вспугнул куду. Не заметив друг друга, мы столкнулись нос к носу. Куду прыгнула метров на пять и понеслась в даль.

Парк Лимпопо новый. Построены отличные смотровые площадки со щелочками для наблюдения водопоев или реки с бегемотами. Все здорово, только зверей пока не завезли.

Ночевали мы на западной оконечности парка, но основные проезжие дороги на востоке. Здесь водится единственный пока прайд львов. Его надо смотреть на специальной экскурсии с гидом. Нам такое не надо. Зато посмотреть слияние реки Лимпопо с рекой Саши стоит. В этой точке сходятся территории ЮАР, Ботсваны и Зимбабве. Рядом над Лимпопо построена смотровая площадка. Бегемотов нет, зато крокодилий молодняк резвится весьма активно. Вот ведь судьба человечества. Одно поколение очищало реку от всякой кусачей мрази, думая, как хорошо будут жить их внуки, а в реальности те самые внуки, о которых заботились, завезли крокодилов разводят их с тем же рвением, тоже для будущих поколений.
Зеленые, правда, в ЮАР еще не подмяли под себя все и вся. Существует множество парков, которые специально созданы для охоты. Большинство из них как раз на севере страны. Как выяснилось, куда выгоднее, чем выращивать картошку, построить вокруг своего большого участка забор, развести там львов и слонов, после чего за большие деньги запускать туда богатых охотников. Антилопы плодятся быстро, и ничего им для этого не надо. Львы тоже размножаются успешно, если есть антилопы, поэтому охота на льва стоит единицы тысяч долларов. Со слонами хуже. Пока вырастет взрослый слон, придется ждать десятилетия, поэтому застрелить слона стоит очень дорого, но спрос есть.

Наша поездка уже подходит к концу, и в программе напоследок остался главный парк страны - парк Крюгера. Он самый старый и знаменитый. Его территория, шириною в сотню километров и длинною в четыреста, тянется вдоль границы с Мозамбиком. Десяток ворот связывают его с внешним миром. Внутри есть кемпинги с автозаправками, кинотеатры и даже аэродром. Прямо в парке можно взять напрокат машину.

Въехали мы через самые северные ворота - Pafuri Gate и заночевали в ближайшем кемпинге Punda Maria. Северная часть парка оказалась весьма бедной. За вечер мы видели только антилоп да жирафов.

Ночевали в палатке, что для этих краев не совсем хорошо. Ночью жарко и влажно. Надо бы окна открыть, да север ЮАР - малярийный район. Комары хоть и редко, но летают. Пришлось спать, а вернее пытаться заснуть в страшной духоте.
Во второй день, по мере продвижения на юг, стали встречаться львы. Сначала мы увидели львицу, потом льва. По дорогам стали попадаться леопардовые черепахи. Слонов, жирафов, зебр, буффало стало больше. Выводки бородавочников бегают по кустам. Много аистов - падальщиков марабу, да и вообще птиц разных видов.

На ночь встали в кемпинге Satara. Считается, что это самое львиное место. Раз так, то именно здесь стоит поехать на вечернюю экскурсию. Так мы и сделали, и не зря. Нам повезло. Глупая зебра испугалась света машины и прыгнула прямо в зубы львице. Та прыгнула ей на спину и мигом повалила на землю. Львица даже не прокусила толстую и волосатую шкуру, она просто пережала горло и терпеливо ждала, пока зебра издохнет. Еще несколько минут та брыкалась копытами, но вот они напряглись в последний раз и обмякли. Львица отпустила добычу и пошла облизывать струйки крови на брюхе из ран от ее когтей. Есть добычу она явно не торопилась. Отдохнув, начала с задней части. Откусила хвост и дала его поиграть своим львятам. Потом содрала кусок кожи и запустила львят поедать зебру сзади. Сама же занялась желудком. Вспорола брюхо, выгребла наружу кишки и начала с них. То ли положено все лучшее детям оставить, то ли витаминов захотела. Во всяком случае, начала с прямой кишки, пережевав ее во всем содержимым. Львица охотится не одна, а всем прайдом. Остальные львицы вначале не подходят к добыче, оставляя удачливой охотнице право насладится ею в одиночестве. Другое дело дети. Они были допущены все, без разбора на своих и чужих. Прайд был маленький - три взрослых львицы и три котенка, причем одна из львиц была допущена почти сразу, а последнюю долго отгоняли от добычи. Лев так и не появился. Бытует мнение, что львица приносит добычу льву. Это в корне неверно. Когда львица кого-то поймает и начинает есть, лев придет. Может сразу, а может потом, наравне с шакалами. Если лев появится сразу, то львица может его и не пустить. Как рыкнет, так сразу лев подожмет хвост и смотает. По силе самка ничуть не слабее. Поедание зебры мы смотрели почти час. За это время было съедено в лучшем случае 10 процентов, зато у меня разыгрался аппетит. Так захотелось присоединиться. Зебра, небось, вкусная. Интересно, что стадо, из которого была выхвачена зебра, паслось поблизости. Сегодня лев сыт, второго льва на этой территории быть не может. У всей округи сегодня спокойная ночь. Конечно, нельзя пытаться отгонять львов от добычи. Они могут броситься и укусить, но рядом на расстоянии 10 метров можно ходить вполне безопасно.

Обычно лев не ест человека никогда. Он достаточно умен, чтобы представить последствия. Куча охотников в ответ на такое костлявое мясо ему ни к чему, но в парке Крюгера большинство львов людей ели. Дело в том, что фактически парк Крюгера является границей с Мозамбиком. Там, как известно, строили социализм. Был там большой друг Советского Союза Самора Машел. С кончиной СССР матпомощь тоже кончилась, и прелести нового общественного строя немедленно дали о себе знать. С голодухи народ побежал в ЮАР. Вот тут львы и освоили питаться нелегальными эмигрантами. Может это, конечно, пропаганда. Надо же как-то напугать беженцев. Говорят, что под конец львы съедали каждого третьего.
Нам сильно повезло, что мы увидели львиную охоту. Обычно такие организованные туры кончаются безрезультатно. Зебра прайду нужна не каждый день. Охота длится несколько минут. Вероятность того, что автобус окажется в нужное время в нужном месте, близка к нулю.

На следующий день мы не выдержали, и, несмотря на запрет, поехали к месту вчерашней охоты. Прайд уже наелся и довольный лежал под деревом, куда оттащили останки зебры. Стоило нам остановиться и приоткрыть дверь, как все они испугались и решили бросить добычу и удалиться, к радости шакалов. Все-таки мне не верится, что они пожрали столько эмигрантов.

На этой же запретной дорожке мы встретили близко буффало. Как выяснилось, стоит только сойти с положенной тропы, как концентрация зверей увеличивается в разы. Успех нас порадовал. Увы, нас отлично видно с главной дороги, в том числе с организованных туристических автобусов. Пора сматывать. Чуть южнее мы выбрали место поглуше и опять свернули на хорошую дорогу с кирпичом на въезде.

С ходу увидели льва, который шел за львицей. Прошел мимо нас, не обращая ни малейшего внимания. Поехали дальше, медленно, со скоростью пешехода. Так медленно, что пасшийся в высокой траве черный носорог нас пропустил. Заметили мы друг друга одновременно. В метре от машины я увидел рог. Начинался он от переднего зеркала, а кончался где-то у багажника, где переходил в морду. Взгляд был недобр. Вначале носорог чуть отдалился. Я встал и достал фотоаппарат. Жаль, трава мешает, хоть, впрочем, не будь ее, мы бы так близко и не встретились. Увидев, что я его снимаю, носорог решил, что это просто неуважение к нему. Черный носорог славен дурным нравом. Он даже может атаковать тепловоз на железной дороге, причем с печальным исходом, как для себя, так и для тепловоза. Наша дохлая машинка для него просто игрушка. Его две тонны против наших 600 кило! Это как с КАМАЗом бодаться.

Так вот это чудище вышло сзади нас на дорогу, наклонило голову, и стало нервно бить копытом в землю. Эх, как бы это снять на фотоаппарат. Стоит он сзади, в окно так не высунешься. Таня от ужаса прижалась к сидению. Говорю ей, снимай, а она кассету вынула, а назад никак не запихнуть. В итоге дрожащими руками камеру сломала. Так мы стояли в готовности бодаться, наверное, минуту. Увидев, что мы не двигаемся, носорог решил удалиться с миром в соседние кусты щипать травку.

Вот это да, повезло так повезло. Не зря мы третий день с рассвета до заката катались по саванне.
Бегемотов мы только хорошо не рассмотрели. Все они паслись далековато от дорог и парковок. Идти к ним в речку боязно, вот и приходилось смотреть издалека. Но увидеть хочется. Ладно, вокруг вроде никого. Это я про гидов и прочих добровольных охранников. Бегемоты как раз вроде есть. Выхожу из машины и иду по тропинке к реке. Встреча последовала немедленно. В нескольких метрах раздался страшный рев. Открылась огромная пасть и с топотом унеслась в воду. С не меньшей скоростью я вернулся в машину.

Чуть позже на пути встретилась группа белых носорогов, на этот раз, к сожалению, в сотне метров и против солнца.
Все, теперь можно жить спокойно. Главных зверей мы увидели. Хотя, конечно, я бы тут еще недельку проболтался, да только, сколько не делай отпуск длинным, он все равно кончается. Вдобавок завтра последний день нашей визы.
У водопоя хочется на ночь остаться. Машину в кусты и ждать темноты. Плохо только то, что растительности мало и по-настоящему спрятаться трудно, а людей катается по парку много. Чуть что - все хотят тебе помочь и объяснить, что здесь без машины опасно. Под конец у нас действительно сломалась машина. При медленной скорости перестало работать охлаждение. Видимо, никто не испытывал городской маленький Фольксваген на езде со скоростью 5 километров в час по песку и сорокоградусной жаре десяток часов подряд. Теперь двигатель закипает и приходится ждать, охлаждаться. Так вот стоило мне только открыть капот, как появилось столько помощников. Все предлагали вызвать эвакуатор, взять на трос. Пожалуй, на ночь тут не так просто остаться незамеченным с машиной. Последнюю ночь провели в кемпинге Crocodile Bridge.

Утром покинули парк через одноименный мост. На выезде охранники внимательно осмотрели багажник на предмет: не везем ли мы тушу подстреленного зверя. Я подумал, что это хороший признак. Если они ловят охотников, значит, в парке они их отследить не могут, значит, в следующий раз, если он, конечно, будет, можно рискнуть на ночь не возвращаться в кемпинг.

Места тут дикие. Парк кончился, но бегемоты остались. Лежат себе в речках прямо у дороги. На шоссе, идущем в Мозамбик, даже знаки стоят. Вот представьте, за поворотом стоит бегемот. Это похуже, чем с лосем столкнуться.
По дороге к границе увидели памятник, построенный на месте падения президентского самолета с Саморой Машелом в 1986 году. Здесь он разбился, врезавшись в гору по ошибке пилота. Самолет был советский Ту-134, с советским экипажем. Заключение, выданное советской стороной, конечно утверждало, что катастрофа была подстроена спецслужбами ЮАР путем постановки ложного радиомаяка, забивавшего сигнал настоящего радиомаяка аэропорта Мапуту. Верится с трудом. История показывает, что КГБ врет всегда. Юаровцы, естественно, все отрицали, да и катастрофа эта была им совершенно не выгодна. Живой пример того, что последует за установлением просоветского режима куда полезнее, чем его падение и неизбежное участие в спасении голодающей страны.

Это последнее, что мы увидели в ЮАР, которую покинули через погранпереход Mananga
Если не вспоминать трудностей получения визы, то можно сказать, что страна хорошо приспособлена для самостоятельных поездок, весьма безопасна. Национальные парки подразумевают большую степень свободы, особенно если хотя бы иногда позволить себе нарушать правила. Самое главное - никаких навязанных услуг в виде гидов, а это в остальной Африке повсеместно обязательно. Перемещаться по ЮАР надо на автомобиле. Страна небольшая, и за два дня ее легко пересечь в любом направлении. Наличие машины предполагается, и вся инфраструктура создала для водителей. Иначе все будет получаться очень медленно.
Лимонадный Джо
От: Thursday, January 08, 2009 2:54:29 PM

Ранг: Админ
Группа: Administration , Member, Модератор

Регистрация: 11/28/2008
Сообщений: 1,199
[Points]: 797
Глава 4. Свазиленд. Купанье с крокодилом.

Граница Свазиленда из ЮАР в Mananga на машине была пройдена моментально, без проверки багажа, таможенных деклараций и прочей ерунды. Содержимое машины никто не смотрел, да и сама машина не вызвала никакого интереса, во всяком случае документы на нее даже не попросили показать. На границе положено заплатить за пользование автодорогами 5 рандов с машины.
Местная денежная единица эмалангени (emalangeni). Ее курс приравнен к ранду и ходит она наряду с ним. Банкоматы выдают смесь валют и в торговой сети принимают обе.
Свазиленд расположен между Мозамбиком и ЮАР, но мало похож на обе этих страны.
В нем в последнее время не было войн и массовых беспорядков, но уровень жизни весьма низок. Люди живут значительно беднее, чем в ЮАР. Ежедневный доход большинства меньше $1. 43% больны СПИДом. Золота и алмазов пока не нашли, и единственное достояние страны - плантации сахарного тростника. Все они принадлежат королю. Ему все тут принадлежит, так как он, наверное, единственный сохранившийся в мире абсолютный монарх. Текущего короля Мсвати III мудрым и справедливым не назовешь. Страна балансирует на грани голода, а он дарит самые дорогие машины и дворцы своим 13 женам. Новых жен король выбирает себе, устраивая массовый танец полуголых девственниц перед дворцом. В последний раз предложить себя собрались 50000 девиц. Себе на день рождения купил Майбах за полмиллиона. На это уходит до половины бюджета страны. Под влиянием новых времен в 1960 г. тогдашний король создал парламент, треть которого он назначает сам, а оставшихся даже выбирают. Только все места в итоге занимают сторонники короля. Если и это не поможет, то король может распустить парламент без объяснения причин в любой момент. Политические партии, митинги, собрания в стране запрещены, да и как же оно иначе. Ведь страна идет единственно верным путем.
Конечно, есть небольшая демократическая оппозиция, митинги которой периодически разгоняются. В 2000 году король, в результате всенародного обсуждения, принял новую конституцию, по которой может отменить любое решение кого угодно. Почти все население занято в сельском хозяйстве, но без внешней продовольственной помощи страна жить не может. В общем, еще один свой особый путь. А кто не согласен, так те враги, шпионы, предатели. Да, что объяснять. Включите 1 канал. Замените название страны. Просто удивительно, как одинаковы эти особые пути развития.
Нам, как интуристам, король не страшен. Пусть живут, как хотят. Каждый народ заслужил свое правительство.
После пересечения границы сразу видим различия. Дорогу строили как в ЮАР, с парковками для перекуса, но в Свазиленде ими никто не пользуется, и они поросли бурьяном.
Этнически Свази - обитатели Свазиленда - выше и стройнее соседей. Стройнее они, конечно, может, из-за голода, но девушки зато красивые. Одет народ по-разному. Европейское влияние сильно, но все же встречаются весьма колоритные личности. Фотографироваться не любят - отворачиваются, ругаются. Все умеют говорить на английском, но в массе своей говорят на свати. Королевство попало в британскую империю после англо-бурской войны, в 1902 году. Белых в стране немного, но фермы часто принадлежат белым владельцам.
Вся равнинная местность Свазиленда занята плантациями тростника. Вскоре после границы я засмотрелся по сторонам и переехал машиной маленького крокодила, выползшего на дорогу. Чего его туда понесло. Кроме этого, задавленного, на дорогах я их больше не видел. Не иначе, как решил покончить жизнь самоубийством.
Площадь Свазиленда 17363 квадратных километра, и пересечь стану из конца в конец не представляет труда. Основные дороги асфальтовые, отличного качества. Народ ездит медленней, чем в ЮАР. У резиденций короля и парламента стоят ограничения 60 км в час и многозначительные вывески "парламент заседает". У короля вывесок нет. От одного имени водитель должен впасть в священный ужас. Да и что писать? "Король спит"?
Первую ночь мы провели в столице Мбабане (Mbabane) в рекомендованном в Lonely Planet Catmar Cottages. По местным ценам 180 емалангени за номер на двоих - это очень хорошо. Номер тесноват, но жить в нем приятно. У нас кончилась вся чистая одежда, и первый вечер был посвящен стирке и вкусному ужину. Столица, как и весь запад страны, расположена на горах, в которых часты грозы. Гроза случилась в первый же день. Молний было много, а дождь лишь слегка покапал.
В центре Мвабане недавно построен огромный торговый центр Swazi Plaza. Тут можно купить поесть, добыть денег из банкомата, подключиться к сотовой сети. В Свазиленде только одна сеть MTN. (http://www.mtn.co.sz/) Связью покрыта примерно половина страны. Для подключения нужно заполнять всякие формы, показывать паспорт. Звонок в Россию стоит меньше доллара за минуту, SMS не проходят. Роуминга нет ни с кем.
Следующий день начали с прогулки по национальному парку Malolotja (http://www.sntc.org.sz/reserves/mal.html). Это большой кусок гор с пасущимися зебрами и антилопами, по которому можно гулять пешком, ночевать в палатке. На входе продают карты парка. Народу нет, надсмотрщиков тоже. Плата за пребывание в парке 25 эмалангени в день с человека. Мы сходили до водопада Malolotja Falls на одноименной реке. Жарковато, конечно, но можно искупаться. Прогулка нам понравилась настолько, что мы решили сюда еще вернуться и сходить в двухдневный поход.
После парка поехали на север в городок Piggs Peak. Это маленький городок, без всяких достопримечательностей. Но в Свазиленде так мало городов, что выбора нет. Нам он в первую очередь был нужен как место закупки продовольствия. Пока Таня ходила по магазинам, я притаился в машине и фотографировал местное население. Школьники как раз возвращались из школы, и было много народу, что позволило мне остаться незамеченному.
Севернее Piggs Peak на реке Mlumati водопад Phophonyane. Участок вокруг него приватизирован одноименным отелем. (http://www.phophonyane.co.sz/) Въезд платный. Можно просто проехать и посмотреть на водопад, походить по многочисленным дорожкам вокруг него, а можно встать на ночь. Сафари тент стоит 800 эмалангени. По меркам ЮАР это очень дорого, но в Свазиленде отелей для интуристов мало, и цены огромные. Можно, конечно, пользоваться отелями для местных, но тогда придется обойтись без вида на водопад.
С утра пересекли страну из конца в конец и оказались уже на юго-востоке в городках Big Bend, Nsoko и Lavumisa. Здесь по берегам реки Usutu растят тростник, а в реке плавают крокодилы. В национальном парке Mkhaya (http://www.biggameparks.org/3parks_mkhaya.html) положено смотреть зверей. Конечно, с парками ЮАР это не сравнить. Только крокодил в луже нам понравился. Несколько сонных львов лежат в небольшой загородке. Работник парка повел нас к ним с куском мяса в руках. Мол, при виде крови лев проснется, побежит, съест. Но не тут то было. Лев как спал, так и не проснулся. Так же можно посмотреть носорогов, но нам чего-то этого не захотелось. Пришлось возвращаться в столицу.
Мбабане - официальная столица, но город Манзини больше. Считается, что это промышленный центр. В Манзини распложен единственный международный аэропорт страны. Два главных города соединяет автострада длиною в 80 километров, проходящая по ущелью Ezulwini. Ущелье считается священным, небесным, королевским и все там такое прочее. На практике в нем множество казино и очень дорогих отелей. Игорные заведения в Свазиленде разрешены, в отличие от многих соседних стран. Вот и стекаются сюда игроки. Эдакий местный Лас Вегас. Да и не только местный. Народ со всего света специально за этим едет в Свазиленд. Я даже в Питере встречал людей, которые мне говорили, как ездили в сказочно богатую страну Свазиленд проиграть кучу денег.
Нам, конечно, там делать нечего, зато рядом есть королевский национальный парк Miliwane Wildlife Scenery (http://www.biggameparks.org/3parks_mlilwane.html). Место оказалось очень приятное. В нем мы решили встать на ночь, но, увы, нас там не ждали. Все описанные дальние коттеджи, похоже, вообще не предназначены для случайной публики. Они даже не заняты, но работники на въезде не могут про них ничего сказать. Для случайных посетителей предусмотрен один единственный кемпинг, где была свободна одна нора в национальном стиле. Тесная полусфера, в которой не выпрямиться, с узким длинным проходом. Без света, а нам надо заряжать камеры. Перед входом идет стройка, валяется мусор. Да и цена 600 эмалангени не маленькая. Не понравилось нам это. Походили, подумали и уехали. На ночь встали за те же деньги в B&B на банановой ферме. Нам достался большой кондиционируемый коттедж.
По Lonely Planet в Свазиленде самое интересное - это сплав на плотах по Usutu River. Раз так, то надо посмотреть, что это такое. Организацией крокодильего заплыва занимается Swazi Trail (http://www.swazitrails.co.sz/trails_wwr.html) Сама идея пройти несколько водопадов по реке, кишащей крокодилами, нам весьма понравилась. Говорят, что они людей боятся. А зимой вообще никого не едят. Сейчас, правда, лето. Особенный оптимизм внушала покусанная крокодилом нога мужика, который народ по этой реке возит. Ну, ладно. Раз так, то заказываем заплыв на весь день - 8 часов. Чуть дешевле можно сплавать на 4 часа.
Цена на двоих 1240 емалангени. Удалось даже заплатить с кредитной карточки. Приятно потом смотреть выписку со счета.
Желающих поплавать в этот день кроме нас не было. Забрали нас от Ezulwini Tourist Office. До речки надо еще ехать час на автобусе. Надувные байдарки везут уже в надутом виде на прицепе.
Всего были задействованы 5 байдарок.
На воду спустились у Sidvokodvo.
Байдарки двухместные. Мы с Таней заняли одну, еще три достались спасателям - проводникам, а последняя врачу.
Все отлично, только я вешу в два раза больше Тани. В результате нос, на котором она сидит, все время приподнят. Это ничего, если идти по ровной воде, но вот через пороги... Пороги - это еще мягко сказано. Вполне можно сказать - через водопады. Которые были по два метра, мы еще прошли, а вот на 3 метровом лодка просто перевернулась и Таня, пролетев надо мной, плюхнулась где-то сзади. Ее выловили. Мне пришлось выбираться самостоятельно. Вот и настал тот миг. Я плыву по африканской реке с крокодилами. Они есть. Это точно. Сам видел, как они при приближении байдарки сматывали в воду. Боятся, гады. У них есть основания. Они ведь тоже вкусные. Обратимся к статистике. Сколько процентов людей кончают свою жизнь в пасти крокодила? 0.0000...1%. А сколько крокодилов идут на закусь к пиву? Да почти все. Страна-то голодная, а тут мясо на халяву плавает. Вот то-то и оно. Чувствуется гордость за человечество.
Следующий 10 метровый водопад мы обнесли. В голове мысль, а если бы мы не перевернулись? То мы с 10 метров бы прыгали. А еще говорят, что подготовки никакой не надо, уметь плавать тоже не надо. Ну-ну. Мы-то хоть байдарочниками были когда-то.
Гиды с надеждой спросили: "Вы заплатили за 8 часов, прошло 4 часа, может вам уже хватит?" Не на тех напали! Уплочено - откатаем все восемь.
Следующее препятствие - каскад водопадов длиной 200 метров с общим перепадом 12 метров. Страшно, но плывем. Пару ступенек мы прошли, но где-то посередине меня опять смыло. Таня продолжила сплав самостоятельно. Недолго, правда. Ее опять выловили, ну а мне осталось проходить все это самому и причем уже без байдарки. Человек живуч, и, в общем, это не так страшно. Если со стороны смотреть, конечно. А вот когда подплываешь к краю очередного водопада, возникают некие сомнения насчет теории. Кажется, что там высоко. Воды за краем не видно. Только ласточки летают где-то там внизу, среди брызг и рева воды. Край все ближе и ближе. Хлоп - и ты летишь. Плюх, и ты на дне. Дно есть, воздуха нет. Бочка! Выныриваю вверх - что-то твердое. Ну, думаю, унесло в какую-то пещеру. Не успел расстроиться, как выяснилось - это наша байдарка меня накрыла.
Вынырнул. Даже в лодку залез. Даже весло поймал.
Впечатления обалденные. Теперь точно не зря провели отпуск.
Заплыв кончился в Siphofaneni.
Странно, как они возят людей, не умеющих плавать. Каждый раз вылавливают и откачивают? На рекламе написано, что сплав безопаснее вождения автомобиля в центре Йоханнесбурга. Мне задним числом стало страшно. Это как же мы там рисковали. Больше, пожалуй, в Йоханнесбург не поеду.
А ведь живуч человек. Мутная зеленая вода с крокодилами. Докторишки пугают, что она смертельна. В нее даже палец сунуть опасно. А оказывается - можно купаться. У меня чувство, что я этой мути нахлебался литр - другой. И ведь жив, и даже не заболел. Упрямый Фома был прав, что не верил всей этой своре учителей и лично пионервожатому.
Настроение после сплава поднялось. Как будто на 20 лет помолодели. У нас остались еще две ночи, и их мы решили провести в национальном парке Malolotj, в котором уже были вначале. На первую ночь встали в бунгало. Место отличное. В нашем домике целых 12 кроватей. Даже одна детская есть. Как всегда, достали из заначки бутылку вина, сварили вкусный ужин и очень приятно провели вечер, еще раз переживая впечатления от сплава.
В оставшиеся дни хотели сходить с ночевкой к какому-нибудь водопаду, но с вечера горы накрыл циклон. Жаркая африканская погода превратилась в мелкий моросящий дождик. В его пелене ничего не видно. Видимость - несколько десятков метров. Видимо, природа стала готовить нас к возвращению.
От похода пришлось отказаться. Ночевать мы еще сюда вернемся, а день, пожалуй, стоит провести, катаясь по стране на машине. Как выяснилось, дождь и в этом помешал. Оставленная на склоне на траве машина мертво села в свежеобразовавшейся грязи. Кроме нас, в кемпинге стоял народ из ЮАР, который сюда приезжает кататься на квадроциклах. В ЮАР нет мест, где разрешено ими пользоваться, и приходится ездить в Свазиленд. Весь вечер они возились со своими железными конями, но к утру исчезли куда-то бесследно, и помочь выехать было некому. Несколько часов ушло на таскание обнаруженных неподалеку кирпичей и подкладывание их под колеса, прежде чем наша маленькая синяя машинка смогла выбраться на дорогу.
Сначала заехали на рынок, торгующий местными промыслами. Он, собственно, здесь повсюду. У дорог много народу торгует вырезанными из камня безделушками - зверями там всякими. Стоит это очень дешево. Огромный 10 килограмовый слон стоит 15 рандов. Нам он понравился, вот только как мы его дотащим до дому. Долго думали, примеривались, и в результате купили слона, а вдобавок к нему носорога и бегемота. Там, на месте посмотрим, как их возьмут в багаж, сколько это будет стоить. Если дорого, то оставим в аэропорту. Кроме этого, взяли еще деревянного жирафа метровой высоты, кучу всякой мелочи, две огромных плетеных корзины.
Забив машину доверху, зашли на местный стекольный завод. Там ручным образом делают стеклянную посуду, которая тоже является национальным сувениром. Все красиво, только боюсь, если ее везти в одной сумке со слонами - бегемотами, то от нее мало что останется. Зато на заводе можно посмотреть, как все это делают. Над цехом установлены подвесные дорожки, и весь процесс изготовления можно увидеть своими глазами.
Стекло и резьба продаются на западе страны в горах. Лучший рынок в Motjane, по главной дороге в ЮАР. Это место хорошо еще тем, что здесь ловится южноафриканская сеть и можно разослать SMSки.
На юге страны делают свечи. Часть из них имеет форму животных, другая просто раскрашена картинками. Все очень красиво, и мы взяли десяток. Лично для себя я взял свечку с солнцем. Теперь она стоит предо мной, в темные холодные вечера я зажигаю ее, и мне светит маленький кусочек жаркого африканского солнца.
К вечеру дождь утих, туман стал рассеиваться. Из пелены всплыли соседние горы, но идти в дальний поход было уже поздно. Вернувшись в парк, решили погулять несколько часов вокруг кемпинга. Вернулись уже в темноте.
Это наша последняя стоянка. Пора укладывать вещи. Эх, нелегкая это работа - запихнуть в рюкзак бегемота! Сегодня мы ночуем одни. Звери, почувствовав безопасность, вплотную подошли к домику. Антилопы паслись прямо перед окнами. Ночью гиены выпотрошили помойку.
С утра опять непроглядный туман. У меня даже возникли сомнения, полетит ли сегодня наш самолет, но на равнине погода оказалась солнечной. Оставшиеся три часа до самолета посвятили прогулке по Манзини. Шумный город, множество народу в небольшом центре. Делать тут нечего. Пора в аэропорт. Нам еще надо сдать машину. За 30 дней пройдено 11500 километров. Мало что в бедном, почти новом Фольксвагене Поло осталось целым. Все 4 амортизатора давно потекли, не работает охлаждение, биты оба бампера, колодки тормозные сносились, обезьяны краску поцарапали, проколоты и починены два колеса. Это, допустим, не сразу видно, но вот два потерянных колпака на диски не вернешь.
Вначале с нас просто взяли ключи, но потом нашли в зале отправления и составили акт повреждения. Я признал только утерю колпаков. Тут уж не отвертишься. Еще на меня хотели повесить амортизаторы, но тут я стоял мертво. Ездил аккуратно и точка. Запрета ездить по грунтовкам нет. Ничего не знаю. Фольксваген обязан гарантийно машину ремонтировать, пусть это и делает, и вообще, машину ломаную подсунули. Вот я без охлаждения в парке Крюгера чуть не был съеден жирафом. Это я могу вам иск встречный предъявить. На том и разошлись. Два колпака обошлись по $50.
Наш багаж оказался 64 кило весом, но это никого не удивило. Доплачивать никто не требовал, и весь груз отправили прямо до Питера.
На первом участке мы летим Свазилендскими авиалиниями (Royal Swazi Airways). У них всего два регулярных рейса, в Мапуту и Йоханнесбург. Более того, они совместные с Южноафриканскими авиалиниями, и обслуживают самолеты в Йоханнесбурге, а в Манзини только грузят пассажиров. Самолетик маленький, на 20 человек. Как в него столько рюкзаков запихнули, непонятно.
Перед прилетом самолета в аэропорту собралась толпа народу, в основном девиц. Как выяснилось, встречали какую-то местную знаменитость. Как только он показался на трапе, толпа радостно закричала.
При отлете таможня отсутствует как вид. Печать в паспорт ставят. Берут по 50 эмалангени депортационного сбора.
До Йоханнесбурга лететь меньше часа. Виза для транзита не нужна, однако есть небольшой нюанс. В зал отправления пускают только после регистрации, а регистрация начинается перед полетом за 4 часа. Зал, где приходится ждать регистрации, маленький и там просто негде сесть. Проблему, однако, можно решить, а именно если хорошо попросить, то в большой зал отправления пускают и без регистрации. Потом надо возвращаться.
В аэропорту Йоханнесбурга провели 6 часов.
Назад летели в темноте, и только тропические ночные грозы над Экваториальной Гвинеей были видны из окошка. Про парижский аэропорт уже все сказано. В Питере прилетели в снегопад. Впервые за всю историю России на въезде пограничница улыбнулась и поздравила с возвращением.
Еще в африканских сандалиях на босу ногу пришлось откапывать машину. Я ее какой раз оставляю на бесплатной стоянке, и ничего - забираю целой. Слоны с бегемотами в полете основательно побились. Пришлось их по кусочкам склеивать, расставлять по полочкам и ждать следующего январского лета.


Конец рассказа.


А. и Т. Симо
(рассказ опубликован с разрешения атвора)
Пользователи, просматривающие тему
Guest


Перейти
Вы не можете создавать новые темы в этом форуме.
Вы не можете отвечать в этом форуме.
Вы не можете удалять Ваши сообщения в этом форуме.
Вы не можете редактировать Ваши сообщения в этом форуме.
Вы не можете создавать опросы в этом форуме.
Вы не можете голосовать в этом форуме.

Форум путешественников RSS : RSS

Rambler's Top100